«НГ» проверило, как действует распоряжение ульяновского мэра. Никак

«ТЫ ПИТЬ ПРИШЕЛ ИЛИ ЗАГОРАТЬ?»

УЗНАВ о запрете мэра Ульяновска на продажу и распитие алкогольных напитков в местах общественных купаний и принятий солнечных ванн, первая реакция была: «Ну, наконец-то!». И вот берем поллитровку (притом не самую дешевую) и отправляемся на центральный пляж. Проверять, как действует мэрское распоряжение

Суббота. 11 часов. Солнце так и палит. На пляж подтягивается народ. Едва спустился с горки, как ухо пронзил занудный голос из динамика: «Запрещается на пляже… мусорить, прыгать в воду», и вот самое главное — «…распивать алкогольные напитки».

Милиция патрулирует пляж. Но за всеми не уследишь. Вот, как самка тюленя на лежбище, устроилась дама с пышными формами и потягивает пиво. Рядом парочка с полуторалитровкой живого нефильтрованного. Возле бассейна прямо на глазах у пляжных смотрителей группа молодых парней все с тем же пивом. В деревянном кафе еще двое парней. Судя по всему, хорошо поддатые. Подпевают звучащей из динамиков песне «Я буду долго гнать велосипед». Да так при этом надрываются, что самого певца Барыкина не слышно.

Поняв, что «своих» на центральном пляже полно, успокаиваюсь и приступаю к «операции». Место выбрано удачное. Раскладываю подстилку, достаю «водку» и яблоко в закусон. Спиртное еще накануне вылито в унитаз. Представляете, что я при этом пережил. Но эксперимент требует жертв. Вместо водки предстоит пить холодную минералку без газа, закачанную в пол-литровую водочную бутылку. Впрочем, ледяная водица по такой жаре — само по себе неплохо.

Конспиратор из меня никакой. Сразу обращают внимание — кто-то на водку, кто-то на меня. Одна женщина даже перестала читать увлекательную Донцову и уставилась в мою сторону. Потом проговорила рядом лежащему мужу:

— Ген, глянь, ненормальный. Пришел на пляж пить водку…

— Да, жалко мужика, сейчас водку пить жарко, — сочувственно и с пониманием речет Геннадий.

— Ты пить пришел сюда или загорать? — интересуется какой-то парень тоном врача, которому попался безнадежный пациент.

— Попробуй…

— Не, я лучше пивко. Оно холодненькое. Мы с собой принесли.

Из-за спины любителя похолоднее показывается его спутница. Девушке, видимо, мое ноу-хау понравилось. Отвернувшись, она говорит своему парню:

— Я еще ни разу на пляже не пила водку. А в этом что-то есть.

Ну, раз в этом что-то есть, делаю еще глоток, еще… Хорошо! И приятно, и чувство исполняемого долга переполняет — я же пришел сюда не водку жрать, а проверять, как работает распоряжение мэра.

Через полчаса «застолья» понимаю — распоряжение работает, мягко говоря, хреново. Ни стражей правопорядка, ни спецпатруля нет. Может, они замаскировались?..

«ГДЕ ЗДЕСЬ ПОБЛИЗОСТИ МАГАЗИНЧИК?»

— Молодой человек, ну разве можно пить в такую жару, вам плохо будет, идите лучше поддерево, — советует средних лет женщина с видом школьной учительницы. Не угадал. — Вас сейчас разморит, поверьте мне, я врач. Да и закуски у вас — одно яблоко. Вот возьмите пирожок. Я на диете.

Пока смакую пирожок (спасибо вам, мадам, вкусно готовите), за моей спиной начинается бурная дискуссия:

— Зачем вы его еще и кормите, этого алкаша?

— Ну, если хочется человеку выпить, что вам, жалко? Он же себя контролирует. Может, у него сегодня праздник какой…

— Ага, праздник — поход на пляж с бутылкой! У этих алкашей каждый день праздник!

— Не, он не алкаш. Его бутылка рублей 500 стоит. Я-то знаю…

А душа уже возопила: «Люди, да вода у меня здесь, вода. Холодненькая. Ледяной водички не желаете?..».

Во, по глазам вижу — один желает. Во всяком случае, смотрит с уважением. Долго смотрит. Потом говорит:

— Ну, как, держишься еще? А я вот смотрю со стороны и думаю, осилишь ты ее или нет. Вообще пьют сейчас неправильно. Вот мы раньше на троих соображали, а ты один хочешь ее «уговорить».

Намек понял. Но раскрываться рано. Приходится выкручиваться. Мол, на троих соображают за углом возле магазина.

Вдруг Генина жена решает проявить сочувствие:

— Сходил бы, окунулся в воду, пока тебе совсем не поплохело. Ген, сходи с ним, искупайся…

Вот только Гены мне не хватало. Развожу руками: мол, не надо, мне и так хорошо.

Проходящие бросают свои взгляды в мою сторону. Кто-то посмеивается, кто-то сопереживает. Идет второй час моего «банкета». Опасения, что ко мне подойдут смотрители и остановят процедуру, растаяли как мороженое на солнце. А из динамиков, то и дело напоминая о распоряжении мэра, раздается надоедливое: «Пить на пляже запрещено».

Но пьют. Пиво — открыто. А водку — втихаря. Спасатели бдят за водой. Развернуться к пляжу им не приходит в голову. Собираюсь уходить, вдруг голос за спиной:

— Всю допил? — интересуется парень, подходивший ко мне в самом начале акции. — А меня моя замучила. Говорит: сходи, купи водки, хочу попробовать. Не знаешь, где здесь поблизости есть магазинчик?

Знаю. Но не скажу! Я-то воду пил. А случись чего с этими молодыми людьми (дурной пример заразителен), я же себе этого никогда не прощу.

Арсений КОРОЛЕВ