Вчера в Димитровграде после капитального ремонта открыли среднюю школу №16, которая получила в итоге преобразований новое наименование

Теперь это информационный социокультурный центр. В нем оборудованы современная электронная учительская и первый в регионе мобильный компьютерный класс. Набраны три первых класса. Сегодня это и для городской школы неплохо. Приоритетные проекты, по которым будет работать СКЦ, — спорт, оздоровление детей, воспитание патриотизма.

Выступая на церемонии открытия школы, губернатор Сергей Морозов пообещал выделить из областного бюджета еще пять миллионов рублей на развитие. Глава города Николай Горшенин сказал, что городской бюджет тоже не останется в стороне — два миллиона рублей дополнительно направят на образовательные программы. Для справки: капремонт обошелся в 21 миллион рублей.

Сергей Иванович передал димит-ровградцам привет и слова поздравления от президента страны. Дмитрий Медведев узнал об открытии СКЦ в нашей области от губернатора, который участвовал в госсовете, где обсуждались вопросы реформы профессионального образования.

Что еще? Центр и вправду шикарный!

— Теперь важно его внутреннее наполнение, — сказал Сергей Иванович. — Нужно, чтобы этот центр стал действительно центром микрорайона, где бы с удовольствием и пользой проводили время жители «Химмаша». Предстоит большая работа и по образовательным инновационным проектам, которая будет характерна только для этого учебного заведения. Нам всем очень важен сегодня результат, и правительство Ульяновской области прилагает для этого максимум усилий.

«Детских голосов не было слышно»

Среди приглашенных почетное место на празднике отвели почетному гражданину города, ветерану Великой Отечественной войны и педагогического труда Вере Ивановне Соловьевой. В 1939 году класс, где она училась, стал первым экспериментальным выпуском мелекесской школы №1 после того, как в стране ввели десятилетнее образование.

— Это был очень хороший класс, с отличными знаниями, и все поступили в институты, — вспоминает Вера Ивановна. — Когда я сдавала экзамены в Куйбышевский пединститут, завкафедрой химии Мазанко буквально «выплясывал» передо мной — до этого-то к ним и с шестью, и с пятью классами образования приходили…

В 1942 году Соловьева получила диплом и вместе с шестью сокурсницами должна была выехать на работу в Белоруссию, на освобожденные территории. Но враг наступал — шли тяжелые бои под Сталинградом. И девчонки разъехались по домам.

— 1 сентября 42-го я не работала, мы все еще ждали назначения. А потом нам в институте сказали — устраивайтесь на местах. И я пришла в четвертую школу преподавателем химии. Школа — как мертвая: детских голосов не слышно. Все худенькие, с голодными глазами. Бывало, сидят на уроке, прижавшись друг к другу: холодно было. А ручки под партой держат — там сушеные свекла или тыква припасены. Мы отворачивались, чтобы дети могли подкрепиться. Прихожу как-то в декабре на урок в десятый класс, а мальчишек вообще нет. Одни девочки. Оказалось, парни в военкомат сбежали. И их взяли на войну. Мой брат тоже убежал. И я не могла оставаться. Пришла в военкомат. Подала заявление. Военком говорит: учителей с высшим образованием брать не велено — постановление правительства как раз вышло. А я ему говорю: я и медсестра, и в клуб ворошиловских стрелков ходила. Не возьмете — все равно убегу! Отправил. Солдат-то готовый перед ним. Я попала в 174-й зенитно-артиллерийский полк, который прибыл в Ульяновск на переформирование. Освобождали Украину, Молдавию, Польшу. Закончила войну в Освенциме — там мы охраняли подземный химический завод. На фронте я была комсоргом дивизиона. А когда вернулась домой, решила — буду работать в школе. Но долго поработать не довелось. Меня заметили. Пригласили вторым секретарем горкома комсомола, потом — секретарем горисполкома, завотделом пропаганды и агитации горкома партии. Но в школу все равно вернулась. Была директором 17-й школы. В этом году со своими выпускниками, которые 50 лет назад закончили, встречалась. Прекрасный класс, экспериментальный: 11-летка с производственным обучением. Таких всего три на всю область было — на базе УАЗа, у нас на «Химмаше» и где-то в селе. Ребята четыре дня учились, а в пятый день обучались на предприятии. Два аттестата в итоге получили — школьный и рабочий. Очень полезный был эксперимент. Все мои ребята — а они сейчас сами уже бабушки и дедушки — выросли хорошими людьми, полезными Родине.

На вопрос, какой из 1 сентября запомнился ей больше всего, Вера Ивановна вспомнила:

— Мне уходить на пенсию, а моя школа нуждается в капремонте. Не могу же я ее в таком состоянии передавать! Совесть не позволяет. Выбила деньги, убедила власти (в область ездила, чтобы нас в план с 1 января включили). Детей — а у меня училось 1 100 человек — в шестую школу уговорила принять. И 1 сентября сдала свою новенькую, красивую школу. Потом ушла в отпуск и — на пенсию. А на будущий год 1 сентября проснулась — одна мысль в голове: скорее собираться! Так, стоп, говорю, некуда. Еще посплю, а потом пойду к учителям. 16-я школа, конечно, прекрасная получилась. Не школу получили, а дворец. Теперь ее надо сохранить такой на долгие годы. Мы в свое время бедных ребятишек так дрессировали — чтобы нигде ни пятнышка не было. Ну и учиться, конечно, хорошо.

Светлана ЯМИНА, Галина ФЕДОСЕЕВА