Татьяна Яковенко – «горничная» и «кухарка» в одном флаконе

ПЯТЬ ЛЕТ назад, когда наш земляк режиссер Владимир Потапов снимал комедийную мелодраму «Продается дача», он обратился за финансовой помощью к актрисе Татьяне Яковенко, звезде фильмов «Жизнь одна» и «Исчезнувшая империя». Татьяна деньги нашла, стала продюсером картины, и фильм состоялся. А не так давно, незадолго до своего 46-го дня рождения, Яковенко побывала в Ульяновске, где и имела место эта эксклюзивная беседа с «НГ»

— Однажды вы сказали, что работаете за деньги, а не за славу. Быть знаменитой не самоцель для вас?

— Сейчас уже я чаще всего работаю ради самой работы и свое предназначение вижу в самореализации. Я должна быть нужна людям. У меня был период, когда я долго сидела без работы, а сегодня живу очень наполненной жизнью. А что касается популярности, то она на определенной стадии может стать утомительной. Когда тебя везде узнают, приходится соответствовать определенному образу. И это напрягает. Поэтому если выбирать одно из двух — славу или деньги, то я предпочитаю второе.

— Известно, что вы теряете сознание при звуке выстрела, боитесь высоты и глубины. Как вы при этом умудряетесь сниматься в фильмах с трюками, да еще и выполнять их самостоятельно?

— Подобные фобии лечатся гомеопатией, как-нибудь нужно будет этим заняться. Но на съемочной площадке я перестаю контролировать свои страхи. На съемках я концентрируюсь и могу все. Даже то, на что в жизни не решилась бы никогда. На дельтаплане летала. Сиртаки танцевала над пропастью. Боялась страшно. Но если нужно играть, то я включаюсь и иду вперед. Я особенно сильная в кадре и на сцене. Потом, когда все уже снято, приходит отходняк в результате самоанализа — зябнут руки, меня колотит, все болит. А в кадре — мощный выброс адреналина и ничего больше. Когда этого потребовал сценарий, я целовалась под водой, до этого никогда не ныряла. Но меня проинструктировали, и я смогла. Потом меня нашатырем откачивали… Так что подвигу в моей жизни всегда есть место (смеется).

— А беременность зачем от режиссера скрывали?

— О беременности я узнала во время съемок фильма «Жизнь одна». Помню, просила своего партнера по съемкам Алексея Нилова во время танца не кружить меня слишком сильно. Потом у меня началось осложнение. Лежу в больнице, боюсь звонка режиссера, боюсь признаться. Тут он как раз звонит: «Таня, я понял, почему твоя героиня с опухолью головного мозга выживает. Ради ребенка — она беременная». Я только и смогла пролепетать: «Так вы уже знаете, что я беременна?». А он в ответ: «Танька, так это здорово! Рожай, не думай. Съемки отодвинем, лежи в больнице на сохранении, береги ребенка». А вот сниматься в одной из сцен в этом фильме обнаженной я отказалась наотрез. В некоторых сценах меня дублировала юная выпускница института культуры — смелая девочка без моих комплексов. Впрочем, в окончательную версию фильма откровенные сцены все равно не вошли.

— Сегодня вы одна из наиболее часто снимающихся актрис, вполне успешный продюсер, недавно дебютировали как режиссер. Чтобы все это в себе совмещать, надо быть сильной женщиной?

— Конечно, надо. Сейчас вообще мало слабых женщин. Условия жизни не позволяют быть слабой. Мы активнее мужчин, уж не обижайтесь. Другой вопрос, что на это нужны дополнительные силы, и их необходимо откуда-то черпать. Поэтому я люблю, когда в жизни все позитивно. Черпаю силы в общении со своими близкими, друзьями. И мне хорошо и нетрудно. Я исключительно хорошо отношусь к людям, логично жду такого же отношения к себе. И получаю то, что хочу.

— Ваш режиссерский дебют называется «Люди добрые». А они добрые?..

— Во-первых, мой фильм про военное время, когда — вот парадокс — несмотря на лихолетье и горе, обрушившееся на нашу страну, люди не знали злобы, не пускали ее в душу. И во-вторых, если не брать в качестве примера Москву, Питер и еще ряд крупных мегаполисов, где необходимо выживать и показывать зубы, то ответ на ладони — у вас в Ульяновске. Чем дальше от МКАДа, от федерального центра, тем добрее. Вот вы, например, судя по тону нашей беседы, добрый, хотя, может быть, и не знаете об этом… (улыбается).

— Сейчас буду позлее… Извините, но у плиты вас трудно представить…

— И напрасно. Я мастер барбекю, например. Замачиваю мясо в специальной смеси кефира и майонеза. Обожаю готовить блины, сырники. Рецепты люблю все «быстрые»: куриные крылышки в меде в духовке. Мясо по-французски с луком и майонезом. Салаты из креветок в белом вине или из помидоров, кедровых орешков и имбиря. Женщины, кстати, делятся условно на «кухарок» и «горничных». Я, видимо, и «горничная», потому что «повернута» на порядке, на чистоте, и «кухарка» — умею и люблю вкусно готовить.

— На хобби время остается?

— Обязательно. Ведь все мои хобби связаны с учебой. Я постоянно учусь, мне не лениво. Английский и французский языки. Игра на фортепиано. И сейчас, хотя мои дети, к примеру, меня не совсем в этом понимают и поддерживают, я в раздумьях, что бы еще себе такого придумать для самосовершенствования.

Николай ВЛАДИМИРОВ.