В Ульяновске «конструировал» самый известный европейский бит-боксер

Послушать музыканта, объехавшего со своими уличными концертами всю Европу, выступавшего с неизменными мегааншлагами в Москве, Питере и еще шести крупных городах России, в Ульяновске собралось не так много фанатов. Зато это были по-настоящему преданные люди, желающие прикоснуться к легенде при жизни — человеку, количество просмотров роликов с выступлениями которого только в Youtube перевалило за миллион

Родившийся в Мельбурне сын австралийца и итальянки Бенджамин Грегори Стэнфорд, больше известный в мире современной танцевальной музыки как Dub FX, привез в Ульяновск промо-шоу своего нового гастрольного бит-бокс-тура «Cause & FX Tour» с участием австралийского саксофониста мистера Вуднота и двух хип-хоперов Lyl Rhys из Великобритании и CAde из Австралии. Впервые вместе с Бенджи на сцену вышла и его герлфренд, певица Flower Fairy.

Кроме сакса, по традиции Дубафекс, как называют его интернет-поклонники, не использовал на ульяновском концерте никаких музыкальных инструментов. Его музыка — это его голосовые связки, семплер и педали эффектов.

— Это очень удобно, когда путешествуешь налегке, — рассказал музыкант «НГ», — ведь большинство моих концертов по-прежнему уличные. За счет этого меня так хорошо и знают в Европе. Я не сочиняю музыку, я ее как бы конструирую из того, что есть под рукой…

По словам Стэнфорда, его любимые страны — Франция и Италия:

— Когда я, 18-летний, приехал на родину матери в Италию, то, помню, подумал тогда: «Хмм, это неплохая идея — слоняться по Европе и давать концерты на улицах. Мама была в шоке. Она не хотела, чтобы ее сын походил на цыгана. Я убедил ее, что не буду сидеть со шляпой и гитарой на асфальте, в моих выступлениях обязательно будет что-то необычное, сумасшедшее, привлекающее внимание. Слово держу, как видишь.

Он принципиально не сотрудничает со звукозаписывающими фирмами, выкладывая свои творения в Инете и лично продавая свои альбомы. Он признается:

— Знаешь, я бы, может, и сотрудничал с этими дельцами от музыки, если бы рэкорд-лейбл предложил мне: «Вот тебе десять миллионов долларов, делай с ними, что хочешь». Я бы взял деньги и продолжал заниматься тем, что делаю теперь. Но этого никогда не случится, потому что музыка — бизнес. По сути, сама музыка никого не интересует. Ведь, скажем, McDonalds не волнует, что они продают. Так вот я не хочу превратиться в такой McDonalds, понимаешь? Fuck that shit! И я не буду платить каким-то там засранцам неизвестно за что…

Ярослав ЩЕДРОВ