О нелюбви к футболу, ненависти к «Таганке» и чувстве вины перед ушедшими.

Она всю жизнь любила своего мужа, прославленного советского футболиста Игоря Нетто, а ее считали и до сих пор иногда считают любовницей легендарного режиссера Анатолия Эфроса. Их первая встреча состоялась ровно 45 лет назад. Она однажды уехала навсегда в Париж, чтобы вернуться через полтора года в Россию. Она была примой «Ленкома» и «Таганки». А сегодня Ольга Яковлева — звезда МХТ. Во время недавних гастролей коллектива в Ульяновске актриса рассказала «НГ» о жизни, о судьбе и о любви

— Вы написали книгу, которую одни называют воспоминаниями, другие — исследованием, а иные — исповедью.

— И те, и другие, и третьи неправы. Для меня эта книга — чувство вины. То чувство вины, которое испытывают люди, потерявшие близких и вынужденные продолжать жить. Хотя жизнь ушла вместе с ними. Я хотела отдать дань тем, кому была попутчицей в жизни. Ведь по гамбургскому счету это не они уходят — это мы умираем.

— Неудивительно, что в книге немало страниц посвящено Анатолию Эфросу. Вас ведь называют музой режиссера. А кем все-таки он для вас был?

— Я действительно сыграла почти во всех спектаклях Эфроса. И с этим человеком у меня по сей день связана всего лишь одна мысль — не хватает именно его. С ним была уверенность в том, что эта вода грязная, а эта прозрачная. Он умел видеть суть и в чем заключается ее ценность. Есть одна объективная истина, и она состоит в том, что Анатолий Васильевич Эфрос был величайшим режиссером, Моцартом русского театра. С ним я была маленькой девочкой, а потом взрослела и становилась музой Гения. Кто бы мог подумать, что Анатолий Васильевич умрет в возрасте моложе меня нынешней…

— А когда Эфрос вас не занимал в своих спектаклях?..

— У меня были такие же обиды, как у всех актеров. Производственная пьеса — и я не занята. Все равно обидно. И меня отправляют куда-то отдыхать. Я по этой причине театр на Таганке, куда он меня привел, ненавидела.

— Параллельно с Эфросом у вас была еще одна большая любовь — футболист Игорь Нетто…

— Игорь был не просто любовь. Он был Муж. Именно так, с большой буквы «М». Когда мы встретились, мне было семнадцать с половиной. Он протянул мне руку и говорит: «Я — Нетто». Я была далека от спорта. По радио, конечно, слышала, что есть футболист с такой фамилией. Я ему так и ответила: «Ну и что? А я — Яковлева». Я не любила и не понимала футбол. Но любила его самого. Его характер принято называть трудным. А на самом деле Игорь был просто ответственен, честен. И еще он очень любил театр и абсолютно понимал и принимал мою непростую профессию, из-за которой я так редко бывала дома. Да и потом, эти разговоры о нас с Эфросом… Не исключаю, что именно обоюдное внимание, как канон, и было основой нашей совместной жизни.

— 14 марта 2011 года вам исполнится 70 лет. Вы как актриса боретесь с возрастом?

— А зачем бороться с природой? Надо стараться жить гармонично. Те же Брижит Бардо, Марлен Дитрих считали, что не нужно скрывать возраст. Я видела Брижит в ресторане в Париже — худая дама, подкалывающая шпильками пышные, но седые волосы. Она не особенно молодилась, была в такой форме, которая ей по возрасту. Важно не только демонстрировать красоту, но и уметь показать красоту увядающую.

— Вам по-прежнему все еще интересно в театре?

— Театр — это не жизнь. Что бы ни происходило в театре, это все ерунда по сравнению с тем, что происходит в жизни. Потому что театр — всего лишь работа, игра, удовольствие, профессия. Это всего лишь то, чем ты занимаешься, а как складывается судьба — это и есть самое драматичное… Актер же ничего не производит. Он производит воздух, эмоции, впечатления, нервы. А это — ничего…

Ярослав ЩЕДРОВ