Сегодня мне приснился милиционер. Последний. Потому что в следующую минуту по телевизору прозвучало предложение министра МВД Нургалиева – уже сейчас обращаться к заступникам народа «господин полицейский».

Амореформирование, правда, еще не развернулось во всю ширь, но с чего-то, конечно же, надо начинать. Тем более что звания остаются те же, форма – еще на годик – та же, смею думать, и методы работы с народонаселением пока изменятся мало. Это понятно и простительно: нельзя же за 2-3 месяца вылепить из Васьки Гамова Васко да Гаму. Не понятно другое – почему я должна с полпинка министра звать Ваську «господином»? Может, и у премьера Путина возникают примерные вопросы, потому что он с каким-то изумлением отметил, что численный состав МВД больше численности министерства обороны. С другой стороны, чему изумляться? Мы же не собираемся воевать с армиями из 140 миллионов штыков, а каждому из 140 миллионов россиян защитник очень необходим.

Мне вот даже жалко, что в милицейском стане произойдет «усушка-утруска» более чем на 20 процентов. Кто, к примеру, возглавит отделение полиции в селе? Как быстро сумеет Нургалиев подготовить деревенских шерифов – полицейские аниськины сродни ведь кубанским казакам: красиво, но нереально. Безусловно, я верю, что сейчас в ведомстве идет каждодневная, упорная работа по изучению положительного опыта и нашинских, дореволюционных полицейских, и современных коллег из-за кордона. Но – молодцы – и свои корректировки вносим, придумываем, чего в подлунном полицейском мире еще не было. На днях полномочия наших «лицейских» неплохо попузели: теперь они могут раскрыть тайну любого банковского вклада. Вашего, в том числе. Но, конечно же, никому не скажут тайну и не продадут ее – ведь мальчишей-плохишей скоро легко отсеет детектор лжи. Отсеет скоро, а «урожай» с тайны можно собирать уже сейчас.

А вот интересно – неужели напрочь исчезнут старые традиции той доброй рабоче-крестьянской милиции, каковой она звалась до 1946 года, советской, российской, наконец? Добрые, загаженные милицейские уазики с пятью литрами бензина на неделю – неужели исчезнут?! Неужели опорные пункты не будут закрываться и после 16 часов? Комфортные обезьянники, а их куда? А милые, с утра пьяные в мат милиционеры, как быть с ними? Куда все это денется, кто будет кормить и поить семьи сокращенных народных заступников?

Вот за меня милиционеры тоже заступались. Целых два раза. Это когда у меня крали мобильники, и я, как дура, писала заявления и даже отыскивала для удобства сыщицкой работы номера емейлов спертых телефонов. В конце года менты слезно умоляли меня закрыть дело, не портить висяками статистику. Свято верю, что эти мальчики 24-26 лет обязательно станут полицейскими, взрастет, перефразируя Пушкина, русский коп, бессмысленный и беспощадный. К врагам, конечно.

А впрочем, лишь бы не было войны да милицейский гимн – «если где-то кое-кто у нас порой…» – не стал полицейским. Чай, не для того перетряхиваемся.

Вот почему у нас всегда как-то так: собаку съедаем, а хвостом давимся?