Проект «ТенорА века» появился 6 лет назад, когда ведущие солисты российских театров решили совместно исполнить оперную арию. Опыт оказался удачным, с тех пор певцы гастролируют неразлучно и дают 70 концертов в год. 7 марта коллектив впервые выступит в Ульяновске.

Своим рождением «ТенорА» обязаны Дмитрию Сибирцеву, ныне являющемуся арт-директором и по совместительству одной из творческих единиц коллектива.

– Наши номера строятся по принципу -каждый исполнитель поет минимум две песни, – говорит Дмитрий Сибирцев. – Этим мы сразу отсекаем все разговоры о том, что наш союз можно назвать ансамблем или, не дай бог, хором. То, что когда-то делали вместе Доминго, Каррерас и Паваротти, нельзя назвать ансамблем – люди просто собирались вместе и с удовольствием музицировали. Наш коллектив состоит из солистов, многие из которых ведущие примы своих оперных театров. Причем у каждого нашего участника параллельно развивается своя сольная карьера. Каждый солист в той или иной ипостаси выступает в России или за рубежом, и порой даже непонятно, как мы успеваем реа-лизовывать свои проекты.

«ТенорА» позиционируют себя как коллектив, который может спеть все. Они уже выступали с Долиной и Гвердцители, сотрудничают с Юрием Медвяком – великолепным скрипачом, занимающимся и клубной музыкой. Мечта музыкантов – концерт с симфоническим оркестром, и чтобы за пультом стоял Пласидо Доминго. Причем, по словам Дмитрия Сибирцева, она вполне осуществима, поскольку переговоры уже ведутся.

– Мы видим свою задачу прежде всего в освоении того пласта золотых песен, которые были написаны для исполнителей с прекрасными голосовыми данными, – считает Дмитрий. – Мы можем петь что-то попроще, но нам это неинтересно. Лучше исполнять то, что вокально трудно обеспечить. В будущем мы планируем записать авторский альбом, в котором будет больше эстрадных песен. Нам интересно все. Главное, чтобы нравилось, поскольку наш проект именно так и задуман. В театре поют всего две-три партии, которые дал режиссер. А у нас исполняют то, чего душа просит. Это серьезное расширение творческих рамок для каждого и своеобразная отдушина. Вообще наш коллектив, наверное, один такой во всем мире. Есть подражатели, но они поют только вместе и мало чем друг от друга отличаются. Из них в Европе знают только руководителя, выделяющегося одеждой и манерой разговаривать. У нас другая ситуация – меня в Москве идентифицируют прежде всего как пианиста-аккомпаниатора, других солистов знают гораздо серьезнее. Люди выходят петь на самые ведущие сцены, и даже порой непонятно, как они находят время, чтобы выступать в рамках нашего проекта.