Анастасия Ерёмина

В Ульяновске Евгений Гришковец смог выспаться и попробовать местную водку.

Обычно в городах, куда Гришковец привозит свои спектаклями, он интервью не даёт. «Не вижу в этом много смысла, все свои соображения я стараюсь комментировать в интернете», – объясняет он. Но для Ульяновска сделал исключение – в нашем городе он был впервые и общение с журналистами назвал формой вежливости.

Моноспектакль «Как я съел собаку», с которым писатель, актёр и музыкант Евгений Гришковец приехал в Ульяновск, за 11 лет своего существования был сыгран на сценах страны более 500 раз. Настал момент, когда актёр решил отказаться от пьесы, но потом понял, что соскучился. В Ульяновск Гришковец привёз «Собаку» в несколько изменённом виде – кое-что убрал, кое-то добавил. И в первую очередь из пьесы пропали эпизоды, рассказывающие о советском прошлом.

– У меня нет ностальгии по Советскому Союзу, – отметил он. – Кроме того, для меня очень важно, чтобы человек, которому сейчас 18-20 лет, не чувствовал этот текст архаичным и понимал, что эта история универсальна и имеет отношение к нему, а не к какому-то сорокалетнему человеку, который со сцены рассказывает про свое детство.

Ульяновцев пришлось учить хорошим манерам

Ульяновск и Пенза – это единственные города весеннего тура, где Евгений Гришковец до этого никогда не был. Актёр пообещал, что в этом и следующем сезоне будет стараться играть на незнакомых сценах.

– Сейчас мне это особенно интересно, – признался он. – Потому что за 11 сезонов я уже почти всю страну знаю «близко к карте», как «Мертвые души» Гоголя – близко к тексту.

На сцене ульяновского драмтеатра спектакль прошёл на при полном аншлаге, и в целом актёр публикой остался доволен – даже несмотря на то, что в зале постоянно раздавались звонки мобильных телефонов и, не выходя из роли, Гришковец пытался делать зрителям замечания.

– Я удовлетворён тем, как прошёл спектакль, – поделился он. – Даже количество звонков для провинции было относительно небольшим. А это всегда говорит о том, часто ли люди ходят в театр. В Москве, при всей разухабистости этого города, практически никогда не бывает звонков мобильных телефонов – зрители привыкли к этому ритуалу. А вот в Волгограде звонки будут беспрерывно. У вас ситуация с этим в общем нормальная, скорее даже симпатичная.

Ульяновск Евгений Гришковец вообще назвал городом, необычным во многих отношениях: немало удивило время начала спектакля (5 часов вечера, в то время как в Москве он начинается только в 9), непривычными показались замершие ночью улицы. Зато он признался, что у нас смог наконец-то выспаться – проснулся лишь за три часа до выступления.

– У вас здесь всё как-то мило по-купечески, – улыбнулся он. – Но что мне нравится, в Ульяновске нет никакого специфического выговора – у вас приятная слуху речь. И, кстати, у вас тут «правильный» Ленин. Вот в Кемерове, городе, откуда я родом, он стоит в женском пальто. В том смысле, что на памятнике вождю пуговицы застёгиваются на «женскую» сторону.

Главный критерий – мама

Говоря о «Собаке», с которой он приехал в Ульяновск, Евгений Гришковец пояснил:

– На самом деле я не собирался делать эту историю спектаклем в том виде, в каком вы его видели. Перед тем, как уезжать из Кемерово, я хотел собрать своих друзей и сделать такой вечер, где бы я поделился своими воспоминаниями о службе и рассказал несколько жутких историй. Но, выйдя на сцену, я увидел, что в зале сидит мама. А ей я никогда не писал ничего страшного. И мне пришлось всё менять прямо по ходу. Получился такой критерий, который впоследствии стал абсолютным критерием отбора того, о чём можно говорить со сцены, а о чём нет. Когда я думаю о людях, которые играют жуткие спектакли по всем этим социальным пьесам, мне интересно: у них мама вообще есть? Неужели этим артистам, которые произносят матерные тексты, не стыдно, что в зале может оказаться мама, жена, дети?

Первого апреля чуть было не принял роды

С ульяновскими журналистами он с удовольствием поделился свежим первоапрельским приключением:

– У меня есть неугомонный друг, который всегда заставляет меня проводить первое апреля в напряжении. В этом году он снова разыграл меня – я был в Казани, и в театре возле гримёрной ко мне подошла беременная женщина с большим букетом цветов. Стала говорить, что очень любит моё творчество, и так разволновалась, что… начала рожать. Но тут мой друг прокололся, хотя, если честно, около минуты я сомневался. Дело в том, что у неё был очень дорогой букет, и её образ не вязался с этим. Но она так здорово играла, что администраторы даже успели вызвать «скорую».

Говоря о планах на следующий день, он рассказал, что думает посетить в Ульяновске ликёро-водочный завод, где делают водку «Байкал», которую сам писатель очень ценит.

– Музей Гончарова оставлю на следующий раз, – пообещал он. – Думаю, не пройдёт и года, как я приеду к вам снова со спектаклем «Плюс один».