Оксана Моисеева

Светлана Капанина пообещала покатать ульяновского губернатора на своём самолёте.

…Небольшой самолет порхает в воздухе. При всей кажущейся легкости этого воздушного танца, все его «па» – виражи, петли, «бочки» и прочие элементы фигурного пилотажа – выверены с точностью до градуса. Самолет приземляется, из кабины пилота появляется невысокая стройная женщина с роскошными светлыми волосами. Светлана Капанина, легенда российской авиации. Самая титулованная лётчица за всю историю мировой авиации: шестикратная абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу, двукратная абсолютная чемпионка Всемирных воздушных игр, двукратная чемпионка Европы, неоднократный чемпион России. Лучшая летчица столетия. Женщина, вошедшая в десятку лучших летчиков мира. И прочая, прочая, прочая…

Судьбоносная оговорка

Зрители авиашоу, состоявшегося на второй день Международного авиафорума в аэрпорту «Ульяновск-Восточный», с замиранием сердца следили за выступлением «воздушной амазонки». Такая возможность ульяновцам представилась впервые, до этого Светлана Капанина в наших краях не бывала. Хотя за плечами – уже десятки, если не сотня выступлений на различных форумах и соревнованиях во всех точках земного шара. Еще в 1998 году в Великобритании Светлана открывала авиашоу в честь 80-летия Королевских ВВС, и газета «Evening Standard» на следующий день вышла с огромным заголовком «Сибирский Ангел благословляет Биггин-хилл».

– Светлана, и как же начинался путь в небо? Ведь вы окончили медучилище и получили вполне земную профессию фармацевта…

– Если честно, я очень хотела прыгать с парашютом. С этой целью и пришла в курганский аэроклуб, куда попала по распределению после медучилища. А летать начала почти случайно. Оговорилась и на вопрос, каким видом спорта хотела бы заниматься, ляпнула вместо «парашютного» «самолетным». Так вот оговорочка судьбу решила. С парашютом тоже прыгнуть довелось. А уже через год, в 1988-м, поднялась в небо за штурвалом самолета. Хотя за этот год тренер из меня все соки выжал. Сотни раз заставлял одно и то же упражнение отрабатывать. И постоянно повторял: «Человек может простить, небо – никогда».

Через два года на чемпионате России Капанина выполнила норматив мастера спорта СССР. Через три года стала чемпионкой Союза и абсолютной чемпионкой России. После чемпионата спортсменку пригласили в сборную страны. Это было признание. В 1993 году на чемпионате Европы в Италии Светлана Капанина становится серебряным призером и вместе с медалью получает звание мастера спорта международного класса. Дальше была серьезная подготовка к XVIII чемпионату мира по высшему пилотажу, который состоялся в августе 1996 года в Америке на авиабазе Пейдж-Филд в штате Оклахома. Капанина решительно забирает все «золото» чемпионата и становится абсолютной чемпионкой мира. В первый раз.

– Светлана, кто-то из Ваших коллег-летчиков сказал, что Ваши награды уже пора на килограммы мерить. Для них, наверное, давно пора отдельную комнату оборудовать?

– Откровенно говоря, все мои медали до сих пор не подсчитаны. Золотые вроде бы сосчитали – 32 золотых медали чемпионата мира, 8 золотых медалей Всемирных Воздушных игр, 6 – Абсолютного чемпионата мира, 2 – Абсолютного чемпионата Европы. А прочие даже как-то руки не доходят сосчитать. «Наградная» комната действительно не помешала бы. Но в квартире лишнего места нет.

Китайская грамота и «бочка» на катере

– Классический вопрос женщине с мужской профессией: неужели страшно не бывает?

– Ну почему же? Говорят, страх неведом только дуракам. Вот, например, на Кубке мира в Китае было дело. Там есть такая пещера знаменитая – Тяньмэнь. По легенде, кто пройдет это «игольное ушко», тот познает смысл жизни. И нам предложили сквозь нее пролететь. Наши летчики сначала посомневались, потом начали соглашаться. Я подумала: зачем судьбу испытывать? Я и так единственная женщина на соревнованиях. Но потом все равно полетела – взяли, что называется, на «слабо». А там самое узкое место – всего 28 метров. Подлетаю я к этой пещере, и такое ощущение, что проход в нее – это «игольное ушко» – расширяться и не думает! Оч-чень дискомфортно было! А уже в пещере начало сносить на гору. Так что из нее пришлось выходить с вращением. В общем, выдала из горы на-гора!

Так что смысл жизни российская летчица точно познала. Об этом даже соответствующая «китайская грамота» есть, все подтверждено документально. А на очередном Кубке мира через несколько лет там же, в Китае, десять самолетов под мостом должны были пролететь для Книги рекордов Гиннесса. Организаторы Капаниной говорят: только не надо под мостом «бочки» крутить. Это был крутой юмор, там только-только мог пройти самолет «в горизонте»…

– А еще раз «бочку» я крутила… на катере, – смеется Светлана. – На соревнованиях в ЮАР, там я тоже одна женщина была, но уже на 44 мужика. Как-то погода была нелетная, повезли нас кататься на катере. Меня поставили к рулю и кричат: «Света, бочку!» Ну, я и крутанула его влево до упора. Катер какое-то время стоял, а потом как свалится на бок! Пытаюсь его выровнять и не могу, а он чуть ли не воду бортом черпает. Визг, писк, все мокрые! Чуть не утопила тогда всех.

– Внештатных ситуаций, наверное, много было…

– Ну, так, издержки профессии… Кстати, как раз в таких ситуациях по-настоящему испугаться не успеваешь. Время как-то по-другому начинает течь, в замедленном темпе. Вот на МАКСе (Международный аэрокосмический салон. – Авт.) был отказ двигателя прямо во время демонстрационного полета. Я доложила руководителю полетов, сразу же с фигур зашла на посадку, даже на рулежку вырулила, чтобы не мешать идущим следом. Кроме руководства, никто и не понял, в чем дело. Просто удивились, что полет коротковат. А во время подготовки к чемпионату в Лейкледе, во Флориде, у меня на четвертый тренировочный день потоком воздуха сорвало фонарь (стеклянный колпак, который закрывает кабину пилота. – Авт.) Слава богу, в киль не угодил, а то бы мало не показалось. А так я как-то мобилизовалась, упражнение завершила и посадила машину. А запчастей-то в США нет, пришлось ждать, пока из Москвы привезут. Так из тренировочного месяца я всего неделю летала.

Правда, этот эксцесс не помешал Светлане одержать очередную безусловную победу и получить очередную медаль чемпионки мира.

Пересвет и Есения

Легендарная и титулованная летчица, Светлана Капанина является также женой и дважды мамой. Ее сыну Пересвету – восемь лет, а дочке Есении – шесть…

– Вас, наверное, журналисты по поводу необычных имен Ваших ребятишек тоже замучили?

– Не без этого, но я уже привыкла. Когда сын родился, мне хотелось назвать его необычно и красиво. И обязательно старинным именем. Пересвет – прекрасное, незаслуженно забытое имя. И очень энергетически сильное. Надеюсь, что мой сын будет носить его с гордостью. Имя Есения, кстати, с известным поэтом никак не связано, это тоже старинное имя. И тоже красивое.

– Ваши детки стремления в небо еще не проявляют?

– Оба они в небо поднимались – и со мной в животе, и в более сознательном возрасте их катали. Пересвет особых восторгов по поводу полетов не проявляет, а вот Есения уже несколько лет назад заявила, что она будет летать, как мама, и на мамином самолете. И с тех пор исключительно ко всем занятиям подходит с точки зрения – насколько это нужно для полетов. Говорит: ты в детстве гимнастикой занималась, тебе ведь это пригодилось, когда ты летать начала? Тогда и я буду заниматься. А музыка мне не нужна, ведь она летать не поможет.

«Наши «СУшки» – лучшие!»

– Света, вы ведь сотрудник «ОКБ Сухого», а летаете сейчас на самолетах иностранного производства. Не обидно?

– И не говорите, это очень болезненная тема! Техники нет, финансирования нет, летать невозможно. Получить регистрацию на самолет – огромная проблема. И спортивного пилотажного центра тоже нет! Российская пилотажная школа умирает. Если женской командой мы всегда стояли на 1 месте, никому не уступали, то сегодня ее уже не существует. Нас всего двое. Одной – за 50, другой – за 40! А зачет минимум по трем. В команде должно быть 5 летчиц, а у нас сейчас всего две. А на немецкий самолет я до последнего пересаживаться не хотела. Но что же делать… Производство самолетов КБ Сухого прекращено. Самолетики у нас старенькие, отлетав чемпионат, встают на продление ресурса. Ремонт затягивается на длительный срок. И вообще у нас просто побираловка – канистрами бензин собираем. Хочется летать на своих, русских машинах. А с такими проблемами в нашей авиации придется летать на немецких. «Экстра» – неплохой самолет. Но наши «Сушки» – все равно самые лучшие, замечательные машины. Они надежнее, сильнее, у них более продуманная кабина, система аэродинамики. И они наши!

– А какого Вы мнения о нынешнем Форуме?

– Считаю, что вы, ульяновцы, – просто молодцы! Я это и вашему губернатору сказала. В стране сейчас очень мало проходит подобных мероприятий, даже в Москве – всего один в год, а у вас в этом году будет два. Вы переплюнули и столицу, и Питер, и всю Россию! Так держать! Обязательно приедем к вам в августе. А Сергею Ивановичу я пообещала в следующий приезд взять его с собой в полет.