Людмила Дуванова

Что дает право городу называться культурной столицей? Мое твердое убеждение – лишь высокий культурный уровень власти и самих горожан. Который – либо наличествует с рождения, либо – воспитывается.

Музеи, филармонии, художественные галереи, театры, университеты, творческие союзы есть в каждом региональном центре, в иных – как у нас – даже свой симфонический оркестр. А культуры – нет. Власть, видимо, искренне считает, что, убрав сигаретно-пивные ларьки с главной улицы Ульяновска и заменив асфальт тротуара убогой плиткой, она тотчас повысит градус городской культуры. Так же, как повышают его пещерные зеленые скульптуры, возникающие по весне в самых непредсказуемых местах. Или такая, огромного размера, как на Московском шоссе, реклама на здании, где, судя по ней, вам отремонтируют машину именно так: «Ebasto». Буковки эти иноземные в высоту никак не меньше метра, а вот, поди ж ты, никто из властных человеков их не видит – только проклятые журналисты!

Ну, положим, до середины Московского шоссе действительно «долетит не каждая птица», а как быть с зеленым уютным уголком в центре города, на корню погубленным в результате чьей-то подписи под разрешительным документом? Думаю, что губернатор Морозов, несколько лет назад открывавший в этом скверике памятник строителям, который венчает аист, вряд ли одобрит теперешнее «благоустройство» сквера. Тогда губернатор искренне увязывал появление аиста с будущим детского сада, расположенным в 15 метрах от памятника. Детсад и сейчас на этом же расстоянии – только от пьяного чапка, который занимает теперь в сквере приоритетное положение. Город получил от неизвестного чиновника дивный культурный подарок – деревянные «отдыхательные» кабинки, до боли напоминающие деревенские уборные во дворе, шашлыки неизвестного происхождения, водку, вино, пиво и гремящий до глубокой ночи блатной шансон. Представляю, как это воспринимается «сизарями» – СИЗО в 10 метрах от этого культместа, как и станция переливания крови. В 50 – жилые дома по 12 Сентября и Минаева, станция «скорой помощи». Чуточку дальше – 40-й лицей, приемный покой и палаты облбольницы, онкологический диспансер. Если получение любого разрешения – вопрос лишь связей и денег, тогда – да: никто над этим чапком власти не имеет, и каждодневная пьяная ночь вполне официальна как для молодых родителей, так и для их измученных малышей, изнывающих поблизости в так называемом «детском городке». Запретить продажу алкоголя в субботу и воскресенье, видимо, легче, чем удалить подобные пьяные прыщи с лица культурной столицы. С другой стороны, достало же и воли и разумности порушить такие шатры на Новом и Среднем Венце – где все же не было рядом ни жилых домов, ни детсадов, ни школ, ни больниц, ни следственных изоляторов… Жалко и аиста, и живых птиц, и вырубленные кусты шиповника, жасмина, сирени, но больше всего – нас, горожан, с мнением которых никто не считается.

Бальзак: «Нравы – это люди. Нравы, часто неразумные, берут верх над законами».