В нынешнем году Фестиваль теле- и кинопрограмм для семейного просмотра «От всей души», носящий имя Валентины Михайловны Леонтьевой, объявлен Международным – этот статус он получил благодаря участию в нем кинематографистов из Германии, Италии и Чехии.

Среди российских кино- и телезвезд, приехавших в Ульяновск в первый фестивальный день, – Наталья Бондарчук, Владимир Гостюхин, Всеволод Шиловский, Сергей Колесников, Аркадий Инин и другие. Всех их можно было увидеть на традиционной Звездной дорожке, которая на сей раз стала еще и в большей степени этаким подиумом для демонстрации позитивно-гламурного стиля из столичного мегаполиса. Приезжие «звезды» показывали себя во всей красе, демонстрируя сногсшибательные наряды, вроде шикарного пиджака ведущего программы «Фазенда» на Первом канале киноактера Сергея Колесникова. А ульяновские модницы чуть не съели от зависти свои наряды, когда на дорожке появилась Ольга Кабо в роскошном лиловом платье…

Едва поселившись в гостинице «Венец», Наталья Сергеевна Бондарчук отправилась на первый конкурсный показ фестиваля, где презентовала свой новый игровой режиссерский проект «Гоголь. Ближайший». Пока зрители следили за почти детективными коллизиями жизни великого русского писателя, сама создательница фильма уделила время нашему корреспонденту:

– «От всей души» – фестиваль для семейного просмотра. Значит, на нем должно быть место и детским фильмам. Это меня особенно греет. Объясню почему…

Когда я родила сына, то вдруг поняла, что в нашей стране нет детского кино. Это была моя тема, моя позиция – женская и материнская. Тогда в соавторстве с Юрием Нагибиным мы написали сценарии, и я сняла фильмы «Детство Бемби» и «Юность Бемби». Хотя и до этого у меня был фильм «Живая радуга» для самых-самых маленьких – такой прообраз моих будущих детских фильмов. На «Бемби» у меня ушло пять лет работы. Я сняла тогда рекордное количество животных – 110 видов. И уже после развала Советского Союза, когда наш кинематограф рухнул вместе со страной, я все-таки успела сделать еще один детский фильм – «Зверь» по прозе Лескова. Это была первая игровая картина в России о православии. Ее один раз показали на Рождество Христово и все. Сейчас фильм находится в Троице-Сергиевой лавре, его смотрят молодые монахи.

Родители Натальи – Сергей Бондарчук и Инна Макарова – расстались, когда ей самой было восемь лет. Но об отце Наталья Сергеевна вспоминает с теплотой:

– Мое дочкино счастье длилось недолго, но все детство прошло буквально на коленях у отца. Мы с ним рисовали всякие картинки. Тогда еще не было цветной фотографии, и папа вручную раскрашивал красками мои детсадовские образы. У меня остались мои портретики его исполнения.

Наталья Бондарчук – удивительный человек. Она сумела сохранить самые теплые отношения и со второй семьей своего отца – актрисой Ириной Скобцевой и известным кинорежиссером и актером Федором Бондарчуком, своим сводным братом. И даже с бывшим мужем – известным актером и режиссером Бурляевым.

– Я их очень люблю, – признается она, – слежу за их творчеством. Позитивно отношусь к тому, что делает в кино Федор. У нас замечательные отношения. В последнее Прощеное воскресенье Федя позвонил мне и сказал: «Прости меня, Наташка, за все!» И дороже этих извинений для меня ничего не было. С Николаем Бурляевым, хоть мы давно не муж и жена, у нас духовное родство. Он до сих пор любящий отец для наших детей и дорогой мне человек.

– Что еще необходимо, чтобы полноценно чувствовать себя абсолютно счастливой?

– Чтобы мои родные не болели, чтобы это не омрачало мои мысли. Чтобы рядом были дети и мои очаровательные внуки. Чтобы рядом были любимая мамочка, муж Игорь и мои собаки. Чтобы была возможность чаще бывать на природе, смотреть на подснежники и крокусы, растущие на моем участке, и ежедневно гулять в лесу. И чтобы как можно дольше не покидала возможность работать.

Наталья Сергеевна с упоением рассказывала о своих экстремальных увлечениях: подводной фото- и киносъемке, походах в горы. А когда выяснилось, что она – предпочитающая эксклюзивные вещи модница и ценительница изящных украшений, мы посоветовали непременно приобрести изделия из нашего ульяновского камня – симбирцита. И отвели гостью в гостиничный киоск, торгующий изделиями из симбирцита. К бижутерии она лишь приценилась. Зато приобрела икону Сергия Радонежского в симбирцитовом окладе.

– Какие же вы молодцы, ребята, – восхищалась Бондарчук, – что посоветовали мне этот камень. Теперь икона Сергия Радонежского всегда будет со мной. Она, верю, принесет мне удачу и поможет наконец снять фильм о нем, ведь я так давно об этом мечтаю.