Оксана Моисеева

Научно-исследовательский корабль «Никифор Шуреков» готовится к своему первому плаванию по Северному Каспию.

…Недавно со стапелей Волго-Каспийского завода сошло судно под названием «Никифор Шуреков». Так председатель Совета директоров градообразующего Волго-Каспийского судоремонтного завода, создатель и совладелец компании «Каскад» Петр Шуреков увековечил память своего любимого дяди, нашего земляка – фронтовика, ученого и замечательного человека. Имя дяди теперь носит научно-исследовательский корабль – на астраханском заводе отремонтировали и полностью модифицировали судно-рефрижератор. Сейчас «Никифор Шуреков» готовится к своему первому плаванию. Недавно судно передали в аренду Институту океанологии, и вскоре оно приступит к экологическому мониторингу Северного Каспия.

«Никифор Шуреков»

– Дядя Никифор, или, как мы все его звали, дядя Ника был замечательный человек, – рассказал нам Петр Шуреков. – Хотя был всегда очень занят, обязательно приезжал к нам в Цильнинский район, вокруг него как бы цементировалась наша многочисленная «шурековская» родня. Он даже генеалогическое древо нашего рода составил.

Никифор Александрович Шуреков родился 9 июня 1916 года в селе Старые Алгаши Цильнинского района Ульяновской области в крестьянской семье. Окончил семилетку, трудиться начал сначала в колхозе, потом устроился на завод в Новом Сормове. Осенью 1934 года он поступил на рабочий факультет при Ульяновском пединституте, выбрав геологический факультет. В феврале 1941-го Никифор окончил его с отличием и был направлен на строительство Волго-Уральского канала в город Вытегра Вологодской области. Там и застала молодого инженера-геолога война. С первого же дня Великой Отечественной он был призван в Красную армию. Вот только не знал тогда молодой боец, что провоевать ему придется всего две с половиной недели…

Через неделю после начала войны артиллерийский дивизион, в котором служил Никифор Шуреков, был передан в состав арьергарда, который выполнял задание по задержанию наступления противника на город Псков. 9 июля Никифора Александровича взяли в плен, когда он пытался переплыть реку Великую. И почти четыре года, до 25 апреля победного 1945-го, он провел в лагерях во Пскове, Двинске, Даугаве, Эбенроде в Пруссии, Старгороде, Берлине, Вайдене. А после освобождения из фашистского плена, как и многие советские воины, был осужден еще на долгие десять лет сталинского ГУЛАГа и отбывал заключение в Печорлаге, в республике Коми. Только в конце 1955 года Никифора Александровича освободили и впоследствии полностью реабилитировали с восстановлением воинского звания младшего лейтенанта.

Вся послевоенная трудовая биография Никифора Шурекова была связана с Печорским угольным бассейном. На протяжении более чем сорока лет им было исследовано строение почти всех тамошних месторождений угля. Вначале он работал как участковый геолог и начальник геолого-поисковой партии, а в 1960 году перешел в Воркутинскую геолого-разведочную экспедицию и серьезно занялся литологией (наука о современных осадках и осадочных породах, их составе, строении, происхождении и закономерностях пространственного размещения) Печорского угольного бассейна. Им были исследованы и описаны почти сто километров кернов этого месторождения. Результаты работ Никифора Шурекова нашли широкое применение в геологической практике, в первую очередь при эксплуатации горных выработок и резервных шахтных полей.

Хотя Никифор Александрович был геологом полевого сектора, он успевал заниматься и научными разработками. В 1974 году он защитил кандидатскую диссертацию на базе Казанского государственного университета, а в возрасте 80 лет Никифор Александрович защитил и докторскую диссертацию. По результатам исследований научного сотрудника Института геологии Коми НЦ УрО РАН Шурекова были опубликованы шесть монографий и около пятидесяти научных статей. Свою работу неутомимый труженик не прекращал до девяноста лет. В прошлом году Никифора Александровича Шурекова не стало, он похоронен в Санкт-Петербурге.

Его университеты

Личность самого племянника, решившего столь необычным способом увековечить память любимого родственника, оказалась не менее интересной. Поэтому получившийся в итоге материал посвящен сразу двум Шурековым.

Петр Шуреков родился в селе Старые Алгаши Цильнинского района в большой семье – кроме него, у родителей-колхозников было еще пятеро детей. Так что к работе он был приучен очень рано. Приходилось и по хозяйству помогать, и овец пасти, а в старших классах Петр вместе со взрослыми работал в поле на комбайне.

– Кораблики, значит, в детстве не строили?

– Не строил. И даже особо не играл – некогда было.

После окончания школы Шуреков поступил и благополучно окончил судоремонтный факультет Астраханского мореходного училища. Получил распределение в Мурманск и отбыл «к месту приписки». Северу наш земляк отдал семнадцать лет, пройдя за это время путь от слесаря до заместителя директора по производству и экономике на Мурманском судоремонтном заводе. Получал допобразование в морской академии имени Макарова в Санкт-Петербурге и даже был направлен на учебу в Англию по линии министерства морского флота. Позже были и школы бизнеса.

– Наш мурманский завод был первым предприятием в системе морского флота, где было произведено акционирование. Там я и приобретал первый опыт. Но потом для нас – как, впрочем, и для всей страны, наступили очень тяжелые времена. И в 1994 году я уехал с семьей в Астрахань – чтобы начать все с нуля.

50-кратный рост

В Астрахани Петр Шуреков начал с должности прораба на Астраханской судоверфи. Правило «лихих девяностых» действовало независимо от географических широт – что в Мурманске, что в Астрахани. На местных корабелов тогда тоже обрушилась угроза банкротства, и судоверфь имени Кирова, в недавнем прошлом масштабное, градообразующее предприятие, разделилось на ряд самостоятельных участков, акционерных обществ. Одно из них и возглавил Петр Шуреков, причем руководство он принял в год дефолта. Это был тяжелейший год для всей страны. На предприятии товарной продукции тогда производилось всего на 5 млн. руб.

– Ну что сказать – тяжелое было время. Выползали из кризиса, увеличивали объемы производства. Начали процесс акционирования, я в нем участвовал, выкупал акции и в конце концов стал владельцем Каспийского судоремонтного завода и некоторых других предприятий.

Сейчас на Волго-Каспийском СРЗ обслуживаются самые разные типы судов: военные корабли, гражданский флот, ледоколы. В последние годы товарной продукции производится на 200-250 миллионов. Самое удивительное, что даже пресловутый финансовый кризис 2008-09 годов предприятие преодолело совершенно безболезненно.

– Мы хорошо выжили, заказы были, мы даже сумели купить и модернизировать то самое судно, которое я назвал в честь своего родного дяди. Еще док – без всяких кредитов и государственных вложений. Модернизировали его, увеличив длину – раньше мы могли поднимать на ремонт корабли до 110 метров, а теперь – до 130 метров.

Среди предприятий Шурекова находится и многопрофильная компания «Каскад», осуществляющая все виды водолазных работ. Это позволяет еще более расширить спектр услуг по ремонту и модернизации судов. А в перспективе Петр Шуреков планирует «замахнуться» и на судостроение:

– Конечно, строительство судов в мелких масштабах у нас и сейчас есть. Хотелось бы эту сферу развить как следует. Правда, у нас в регионе необычайно мощная конкуренция – 26 судоремонтных и пять мощных судостроительных предприятий.

«Не нужен нам берег турецкий…»

Предприятия Шурекова на астраханском рынке труда котируются – и неудивительно. Зарплата в среднем на предприятии составляет около двадцати тысяч рублей, есть свое подсобное хозяйство, общежитие для сотрудников и даже арендованный пансионат на Черном море. Специалистам, зарекомендовавшим себя, приобретаются квартиры и даже строятся коттеджи, причем это отнюдь не считается служебным жильем. Через десять лет работы на предприятии жилплощадь переходит в полную собственность владельцев. По словам Петра Александровича, сейчас практически все предприятия преодолевают определенную возрастную лакуну, вызванную тем, что в девяностые множество специалистов ушло из умирающих производств. И теперь заменить профессионалов, уходящих на пенсию, очень сложно – в силу этого временного разрыва. Так что молодежи приходится быстрее осваиваться и набирать опыт – вот и сын Петра Александровича Владимир уже заменил отца на должности руководителя МК «Каскад». Дочь тоже пошла по стопам родителя – трудится сейчас главным бухгалтером на судоремонтном заводе. И по продолжению рода программа тоже успешно выполняется: в свои вполне цветущие годы Шуреков – уже четырежды дед, у него три внука и внучка.

– Свободное время как проводите, если оно, конечно, есть?

– В последнее время оно появилось – с тех пор, как Владимир на себя управление «Каскадом» взял. Очень люблю лошадей. При нашем подсобном хозяйстве держим небольшое поголовье. Среди них – десять чистокровных арабских скакунов. И три раза в неделю мы с моим любимым Эдельвейсом обязательно по степи поскачем. Еще очень люблю подводную охоту.

– У нас или в экзотических странах?

– Да зачем мне вся эта экзотика, когда свой Каспий под боком! У нас тут все – и осетры, и сазаны, и щуки. И никакого «берега турецкого» нам не надо!