Людмила Дуванова

Скажите честно, кто вам больше докучает в лесу – кабаны или комары? Я, например, не хожу в лес именно из-за комаров – изгадят жизнь, дальше некуда. Кабана видела один раз – издалека. Конечно, страшно, но понятно: замри, если не хочешь погибнуть.

В канун выпускного в одной из школ областного центра собрались родители – посоветоваться, чем отблагодарить директора за годы мучения с их детьми. Одни предлагали купить навороченный ноутбук, другие – сверхсовременный кухонный комбайн, пока кто-то не вспомнил, что по сегодняшним манерам все, что стоит больше трех тысяч рублей, директору придется отдать либо в школьный музей, либо, оставив у себя, подпасть под обвинение в коррупции. Решение было гениально простым: каждый родитель вместе с букетом обязался вручить директору крошечный конвертик с 2500 рублями. Родителей выпускников насчиталось сорок человек. Таким образом, сто тысяч рублей, затерянные в сорока конвертиках, стали достойным подарком бедному школьному руководителю.

Но наше громадьё планов всегда нацелено лишь на борьбу с «кабанами». Александр Павлов, уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области, уверен почему-то, что «своевременная фиксация зон коррупционного риска под нашим контролем заставит чиновников принимать эффективные меры по их скорейшему устранению». Словно сам чиновник, этот «комар-кровосос», заведомо – вне зоны риска, такой – «гайдар шагает впереди». Александр Федорович, сетуя на то, что «в общественном мнении бытует несколько наивное представление о борьбе с коррупцией», признается, что пока в России нет «комплекса объективных показателей», нет и «возможности проводить сравнительный анализ при оценке эффективности реализации элементов антикоррупционной работы». Да к тому же и «в масштабе государства пока еще не утверждены универсальные критерии оценки коррупционности территорий».

Меж тем, довелось мне ознакомиться с результатами исследования (май 2011 года) уровня бытовой коррупции в России, проведенного Фондом «Общественное мнение». Ульяновская область оказалась странно наравне с гораздо более продвинутыми Красноярским краем, Нижегородской и Самарской губерниями – с чиновным вымогательством или явным намеком на взятку у нас, как и у них, сталкивалось за последние два года от 14 до 17 процентов населения. Получше положение в Чувашии – там от 11 до 14 процентов жителей столкнулись с ожидающими взятку. В соседнем Татарстане и Пензенской области с фактами бытовой коррупции встретилось менее 11 процентов населения. Зато взяточники неплохо развернулись в Мордовии («услуги» оплачивают чиновникам от 17 до 22 процентов населения) и совсем «хорошо» – в Саратовской области: за все, что по закону бесплатно, платит более 22 процентов жителей соседнего региона.

Не спорю, завалить грозного кабана – гораздо почетнее, чем прихлопнуть горсть комаров, но с чего-то надо же начинать!

Бенджамин Франклин, политик: «Настоящая честь – это решение делать при всех обстоятельствах то, что полезно большинству людей».