Людмила Дуванова
В конце 2000-х сидела я в открытом кафе с двумя геями. Один – моя боль и мой восторг – действительно был (и остаётся) поцелован Богом. Другой был и остаётся убожеством, очень агрессивным. Когда ему что-то не понравилось в общем разговоре, он… плюнул мне в лицо. Позже с ним интеллигентно разобрались: убожеству пришлось извиниться.

Удивить меня гейством, непохожестью – задача невыполнимая. В середине 80-х прошлого века у меня появился друг (давно уже покойный), Виктор Владимирович Чихалёв, аспирант Гнесинки, сделавший, даже по сегодняшним «инновационным» требованиям, для возрождения певческих и фольклорных традиций региона столько, сколько не сделает ни один «профессиональный» департамент. Виктор Владимирович, увы, был гомосексуалистом, а потому, по определению тогдашнего суда, удалившего его из Москвы в Коми, – преступником. В Ульяновске он обрёл не только вторую родину, но и массу проблем. Моральная травля была негласно санкционирована местными верхами, что не мешало им же с высоких трибун говорить о достижениях в области культуры, не упоминая имени Чихалёва. Безусловно, он всё знал и понимал, но был благодарен уже за то, что ему позволяли заниматься любимой работой. До сих пор я пытаюсь найти в «толерантных» сапиенсах из нашего культурного министерства тех, на ком лежала хотя бы тень творческой наполненности моего друга.
За 20 лет, что прошли со дня смерти Виктора Владимировича, отношение к гомосексуалистам в стране практически не изменилось, несмотря на декоративную открытость и толерантность, зато за честную неприязнь жителей «голубой луны» теперь вполне можно лишиться работы. Что, собственно, и произошло с политическим обозревателем РИА «Новости» Николаем Троицким, которого обвинили в гомофобии – человеконенавистничестве. Троицкий же в своём ЖЖ всего лишь поделился впечатлениями от берлинского гей-парада, озаглавив их
«Вляпался в мерзость». Ну, и ещё заметил, что «поневоле думает» о бомбе, которая целенаправленно истребляла бы только геев. И понеслось. Несколько блогеров тут же направили «объективку» в адрес главного редактора РИА «Новости». Агентство отреагировало: в заявлении указывалось, что РИА разделяет возмущение блогеров комментариями Троицкого к гей-параду, что он нарушил этический кодекс, допустив в комментариях «признаки экстремизма», и глава объединённой редакции новостей Олег Осипов объявил, что «в качестве журналиста в медиахолдинге он (Троицкий. – Л.Д.) работать не будет». Где же, в таком разе, пресловутая толерантность? Почему сегодня все обязаны быть терпимы к гомосексуализму, но не допускать ни малейшей снисходительности к человеку не из этой обоймы? Если 20 лет назад имелся выбор: над геями можно было кому – откровенно подшучивать, кому – дружить с ними, кому – на дух не переносить, то теперешняя российская кособокая толерантность запрещает в отношении геев всё, кроме дружбы и приязни. Гей плюнул в лицо – попроси харкнуть второй раз?
Блез Паскаль, физик: «Человек, желая стать ангелом, становится зверем».