Как симбирские лицедеи провели «этим летом.
Третий год подряд губернатор Ульяновской области делает актерам Ульяновского драматического театра им. И. А. Гончарова щедрый подарок, каждое лето оплачивая лицедеям летний отдых. В 2009-м это был местный санаторий, а последние два года артисты Ульяновского драматического на неделю отправляются в Турцию. Заканчивающееся лето, благодаря финансовой поддержке губернатора Сергея Морозова и мэра Ульяновска Александра Пинкова не стало исключением. О том, как он и его коллеги отдохнули в Турции на сей раз, «НГ» рассказал ведущий актер симбирской драмы Денис Верягин.

Дайвинг по системе Станиславского
— В прошлом году мы отдыхали в Кемере, а в этом поехали в Аланию. Я и мой коллега по театру Максим Копылов с женами решили в этом году отдыхать только активно. Катались на квадроциклах (кстати, жену и коллегу Верягина Оксану Романову, боящуюся этих «монстров с квадратными колесами», уговорить поездить так и не удалось). Оставив жен на берегу переживать за нас, мы с Максом дебютировали как дайвингисты — совершили два погружения. Одно — с инструктором на семь метров и 15 минут чисто погулять, а второе — на 20 метров и полчаса. Наши попытки увезти с собой в качестве сувенира ракушки со дна Средиземного моря пресек гид. Он дал понять, что эти ракушки — собственность Турции, сказал нам: «Нельзя! Это моя родина! Вы приехали и уехали. Ты взял ракушку, он взял, а вас таких миллион за курортный сезон…».
Первое впечатление от погружения чисто русское: «Ой, б..!». Причем все по русской театральной школе, по системе Станиславского: сначала упал, потом оценил (смеется). Есть определенная система дыхания под водой. Есть особая система знаков для общения дайверов на глубине. Поначалу дышать под водой для человека, привыкшего делать это на земле полной грудью, неудобно. Но быстро привыкаешь. Важно не забывать продуваться все время, чтобы уши на большой глубине не закладывало.

Кофе в Кемере
В один из дней мы взяли напрокат «Хонду» и вчетвером поехали за 150 километров от Алании в Кемер, где мы с женой отдыхали в прошлом году, попить кофейку, — делится впечатлениями Верягин. — Во-первых, это удобно — ни от кого не зависишь. Во-вторых, совершать шопинг в Турции вне курортной зоны гораздо выгоднее. Особенно когда хочешь купить не одну, а несколько вещей. Отъехав от курортной зоны на десять километров, в небольшом городке можно купить шмотку за 20 долларов. При этом сами продавцы признавались, что та же самая вещь, привезенная в курортную зону, стоит втрое дороже. Жена купила на 50 долларов четыре новых наряда, тогда как в Алании на 100 долларов она приобрела бы полторы вещи.
В Кемер мы ехали через Анталию, где увидели такие же пробки, как в Москве, но в машине с кондиционером ждать было одно удовольствие. Дорога в оба конца заняла в общей сложности около четырех часов. Мы с Максимом Копыловым кайфовали от дорожного покрытия. Дорога — как зеркало. После российских выбоин и ухабов это мечта автомобилиста. Скорость никто не превышает. У них ограничения по скорости 90 километров в час, а желающих нарушить нет, потому что в Турции большие штрафы, очень дорогой бензин, но мы взяли автомобиль с газовым оборудованием.

«Троянский конь» для русских
Еще одно незабываемое впечатление — поездка на всемирно известное шоу «Огни Анатолии» в гигантский театр Аспендос, построенный римлянами на склоне горы в турецком Сиде, — продолжает Денис. — Очень похоже на Колизей. Пять тысяч посадочных мест. Смотрели спектакль «Троя». Фееричные костюмы. Шикарный звук и свет. Правда, не обошлось без накладок. За несколько минут до антракта что-то случилось с генератором света и осталось только дежурное освещение, при котором актеры как настоящие профессионалы доиграли и дотанцевали только под аплодисменты. В представлении бережно сохранены все элементы турецкой культуры. Настоящий восторг — огромный «троянский конь» на сцене высотой 15 метров. В самый кульминационный момент из него вылезло 40 человек актеров. Примечательно, что Аспендос был битком забит русскими зрителями. У них даже сурдоперевод предусмотрен всего на двух языках — английском и русском, причем наш — основной.

Алекс БОРИСОВ