Известного ульяновского актера добила жара?
В минувший понедельник театральная общественность Ульяновска проводила в последний путь ведущего актера областного театра кукол Николая Быкова. Его уход был абсолютно трагичен и скоропостижен. Человек, редко жалующийся на здоровье, умер в результате ишемического инфаркта на 47-м году жизни. На похоронах говорили, что виноваты жара, контрастный душ и самонеудовлетворенность актера, которая у многих талантливых людей ходит рука об руку с… зеленым змием.
Нет, Быков не то чтобы злоупотреблял. Пить в удовольствие он вообще не любил и не умел. Настоящую радость приносило ему только творчество. Вместе с тем в творчестве Николай был чересчур требовательным, в первую очередь к себе. И свое постоянное недовольство собой неизбежно приводило его к рюмке.
Одаренный актер и рисовальщик из Пензы, где у него от предложений отбоя не было (сам серебряный голос России Сергей Пенкин считал Быкова своим другом), в середине 90-х ХХ века бросил все и уехал начинать все с нуля. Очень скоро стал актером, на спектакли которого специально ходили. Это называлось «посмотреть на Быкова». Неповторимые роли в незабываемых спектаклях Ульяновского драматического — от «Чайки» Чехова и «Стек-лянного зверинца» Уильямса до «Подсвечника» Мюссе и «Коломбы» Ануя, в котором актер блестяще исполнял сразу несколько ролей, в том числе женских. Но и «под крылом» у экс-худрука театра Юрия Копылова, у которого Быков ходил в любимчиках, что-то однажды надломилось в Николае. И он ушел на подъеме карьеры и творчества «искать себя» в… кукольный театр. За считанные дни освоил технику кукловождения. Вкладывал в куклу душу, играл каждую роль в легком жанре, как будто высокую трагедию на драматической сцене. Говорил о том, что нашел себя и свое предназначение. А душа рвалась еще выше. И он придумал и поставил драматическое действо «Анна и Николай», где блестяще читал — точнее, проживал поэзию и дневники своего тезки Гумилева. Мечтал о записи альбома своих песен. Готовил выставку своей живописи. Примечательно, что за день до трагедии Быков в дружеской компании сам набросал свой словно прощальный автопортрет карандашом на обычном куске фанеры. Выпил по случаю своего возвращения с отдыха в Турции. А дома, чтобы было не так жарко, залез под холодный душ. Это стало последней каплей для непрочного актерского сердца, которое, как теперь выясняется, шалило. Николай даже прошел курс кардиостимуляции.
Можно объяснить все банальным: зачем пил? А можно углядеть в его уходе иной, сакральный смысл. Душа Быкова, стремившаяся к небесам, нашла в них свой последний приют. А сам актер, неуспокоенный в жизни и профессии, обрел долгожданный покой. В последнее время он не расставался со своим талисманом — куклой Арлекином с грустными глазами. Любил повторять: «Это я». Арлекин ушел, оставив своим поклонникам — маленьким и взрослым — этот грустный свет своей мятежной, но большой и доброй души.

Николай ВЛАДИМИРОВ