В голодные годы железнодорожники кормились «нелегально».
Голод, как известно, не тетка, и на какие только ухищрения не пойдешь, чтобы накормить себя и детей. Как справлялись с этой бедой работники железной дороги 90 лет назад, корреспонденту «НГ» рассказала Лидия Мясина, а ей в свою очередь поведала об этом ее мать Елизавета Петровна Мясина, которой сейчас уже нет в живых.
Весна и лето тогда в Симбирске и в ближних уездах стояли настолько засушливые, что земля трескалась от палящих лучей солнца. На полях не было травы зеленой, а в небе — ни облачка. Жители каждый день наблюдали суховей да смерчи по дорогам. К августу 1921 года все что можно — солому с крыш, зимнюю подстилку в хлеву, кусты, ветки молодых деревьев — скормили домашнему скоту. И все равно от бескормицы скот погибал. Его резали и за бесценок продавали. Целую коровью тушу можно было обменять на каравай хлеба. Люди ели кору с деревьев, ловили руками рыбу, доедали домашних животных. Когда и это заканчивалось, умирали от истощения прямо в доме, на поле или на улицах.
Голод заставлял жителей искать выход из тяжелого положения. Работники железной дороги знали, что в Инзе на базаре продаются все продукты. Инза находится всего в 170 километрах западнее Симбирска. Однако урожай был на все. Автомобильного транспорта не было, поезда же ходили до Инзы. И решили жены работников паровозных бригад ездить туда нелегально на паровозе.
— Заранее 2-3 женщины договаривались с машинистом — и в путь, — вспоминала, бывало, Елизавета Петровна Мясина. — В то время в паровозной топке жгли уголь, дрова. А поскольку мы, женщины, ехали на открытой площадке возле тендера с водой, на нас все время сыпались огненные искры из паровозной трубы и прожигали одежду. Мы постоянно смахивали пепел с себя рукой. А чтобы не замерзнуть от холода, вплотную прижимались к тендеру паровоза. Дул сильный ветер, шел дождь, а порой и снег, но, тем не менее, ехали с радостью, знали, что спасемся от голода.
В Инзе паровозная бригада из Симбирска сменялась. И он возвращался примерно через час обратно. За это время, пока шла сдача состава рузаевской бригаде, женщины бежали на базар, к счастью находившийся недалеко от станции, покупали по полмешка пшена, муки, картошки. Все это, опять же бегом, переносили на локомотив. Забраться на него нужно было по вертикальной железной лестнице да еще разместиться так, чтобы не видно было начальству, иначе снимут. Снова ветер, холод, пробирающий до костей, но прижавшиеся к тендеру женщины были радостными — ведь хлеб везли домой!
Лидия Мясина:
— Мама говорила, как, не доезжая до станции Ульяновск-I, машинист максимально сбавлял ход, за это время они сбрасывали свои покупки-мешки и прыгали сами на ходу — да так, чтобы не разбиться, — и потихонечку переносили все это домой по принципу: «одна несет, другая караулит добро». А уж дома душа отойдет, страх исчезнет и появляется счастье, что будут сыты дети…

Алексей ХРАМОВ