В минувшую субботу ульяновцы стали свидетелями грандиозного городского праздника «Высший пилотаж», приуроченного к празднованию Дня воздушного флота РФ в Ульяновской области. Поздравить ульяновцев с праздником приехала популярная группа «Чи-Ли», обладатель престижных премий «Золотой граммофон» и «Песня года».
Послушать уникальный голос вживую стало возможно благодаря компании «МегаФон», не на словах, а на деле несущей имя оператора нашего города. Голос действительно уникальный – в модерновые ритмы танцевальных аранжировок вплетается редкое для эстрадных исполнителей контральто. Классические композиторы часто писали для этого регистра партии мальчиков-подростков и юношей, к примеру: Ваня в опере Глинки «Иван Сусанин» или Зибель в «Фаусте» Гуно. В мировой поп-музыке таким вокалом сегодня обладает лишь вечно молодая Шер. Имя солистки (а это действительно девушка) калининградской группы «Чи-Ли» – Ирина.
– Ирина, Вы раньше не бывали в Ульяновске. Какие первые впечатления от города?
– Первое впечатление получила уже в аэропорту. Когда мы приземлились, я сразу написала подруге sms: «Я шмякнулась». Летели на смешном маленьком самолетике с пропеллером, и вот на нём я «шмякнулась» в Ульяновск. Спасибо, что провезли нас по мосту. Я увидела Волгу – очень красиво. К сожалению, городских достопримечательностей артист не успевает увидеть на гастролях. Вот раньше, в советские времена, артист приезжал в город на неделю. За эту неделю он здесь обходил всё, здесь спал, ел и думал: когда уже я отсюда уеду? У нас же получается так, что мы прилетаем утром, днем спим, вечером даем концерт и сразу улетаем назад в Москву.
Вообще я города оцениваю по энергетике. У вашего города она положительная, теплая. Не подумайте, что говорю это любому городу. Вот, например, у столицы Казахстана Астаны энергетика отсутствует вообще, потому что это очень молодой город, в нем нет еще никакой истории.
– Если уж Вы завели речь о самолётах. Летать боитесь?
– Раньше очень боялась. Но однажды меня спросили: «Ира, ты веришь в Бога?». Я сказала: «Да». «А как же ты в него веришь, если ты ему не доверяешь?». После этой фразы произошло сильное переосмысление моей веры, я перестала бояться и стала доверять.
– Начать карьеру певицы с таким необычным голосом Вы тоже не побоялись…
– Да, человек я своеобразный, и голос мой на любителя. Кто-то скажет: «Ой, интересно, мне нравится», а кто-то сразу воспримет его в штыки. В свое время такую же реакцию вызвал «Мумий тролль», к нему нет среднего отношения: либо нравится, либо не нравится. Также и группа «Чи-Ли».
Я по жизни была белой вороной. В своё время безумно от этого страдала, а сейчас как подарок судьбы воспринимаю свою «необычность». В Москве много прекрасно поющих людей, но популярными они не становятся – чего-то не хватает. Певец на эстраде не должен петь просто и академично. Надо «вытаскивать» свою индивидуальность.
– У Вашей Индивидуальности наверняка много поклонников. Как общаетесь с ними? Может, они Вам на мобильный дозваниваются?
– Конечно, нет, откуда же они мой номер узнают? Я вообще не беру трубку, если вижу на телефоне «левый» номер, отношусь к этому с подозрением. Да и вообще очень мало времени уделяю телефонным разговорам, минут 10-15 в день. Только с мамой могу разговаривать часами, она живет в Калининграде, видимся очень редко – раз в полгода. Я предпочитаю живое общение. По телефону со знакомыми разговариваю 30 секунд, чтобы сказать, где увидимся и во сколько.
С поклонниками тоже предпочитаю общаться вживую. Периодически встречаюсь в Москве со своим фан-клубом. Кстати, одна из моих самых давних поклонниц теперь стала моей лучшей подругой.
– Вы так тепло говорите о маме. А попытки разыскать чилийского папу были?
– Папа мой умер. Осталась от него только легенда «о чилийском революционере», которая сейчас известна всем. В раннем детстве у моей подружки папа вернулся с плавания, и я присутствовала при этой встрече. Это было завораживающе. Я смотрела, открыв рот, как папа обнимает свою дочку, по которой он соскучился, смотрела на ее глаза, полные слез… Тогда я пришла к маме и спросила: «А где мой папа?». Мама ответила: «А папа твой в Чили, делает революцию». Ребенку только так можно ответить, чтобы он успокоился. Я поверила в это. Потом, конечно, узнала правду, что папа умер, но какое-то время хвасталась, что у меня чилийский папа. Тогда стали называть меня «Чили», но это не была «кличка» по жизни. Фамилия у меня «говорящая» – Забияка, тут и придумывать ничего не надо.
– В сентябре у вашей группы день рождения. Помните свой первый концерт?
– Конечно, помню! Шесть лет назад мы впервые выступали в школе, перед шестиклассниками. Сидят дети, внимательно и серьезно на нас смотрят, а мы такие песни поем: про любовь, про всё … Мне было так стыдно и так страшно. Но я рада, что именно таким было первое выступление, потому что оно действительно запомнилось.
– Начали говорить о творчестве. У Вас уже состоялся успешный дуэт с Гошей Куценко. Сейчас, как пишут СМИ, Вы готовите еще один совместный хит…
– Да, мы уже записали песню, сейчас делается аранжировка, совсем скоро вы её услышите.
Вообще мне бы сейчас больше хотелось продвигать собственное творчество, а не дуэты. Но если поступают интересные предложения – соглашаюсь. Например, «Братья Гримм» предложили недавно записать с ними дуэт, они написали новую композицию. Наверно, я соглашусь. Мне очень нравятся и сами ребята, и их музыка.
– И напоследок. Посоветуйте молодым людям, как стать знаменитыми.
– Знаменитость – это не цель. Человек должен ставить перед собой задачу более конкретную: стать выдающимся актером, певцом, режиссером или оператором. Помните о том, что мысли материальны. Когда человек мечтает о богатстве и формулирует мысль «я хочу денег» – деньги не появятся. В мыслях нужно четко видеть, как ты деньги тратишь – и вот тогда они появятся.
Могу привести собственный пример. В подростковом возрасте, как многие девочки, я любила перед зеркалом петь в шариковую ручку. И вдруг в один момент, лет 14 мне было, четко увидела картинку, что я пою на сцене. Как видите, так и случилось.

Екатерина Нейфельд