Как чемпион мира по парашютному спорту Валентин Мащенко стал наставником пилотов самолётов Ан-124
У него два имени и две жизни. Одна – земная, с семьёй, рыбалкой и мирными радостями. Другая – в небе, с рекордами, не раскрытыми парашютами, пожарами на борту самолёта и бесконечным желанием подниматься всё выше и выше. В погоне за эйфорией от прыжков и полётов пилот и парашютист Валентин Мащенко провёл более 40 лет, попутно заработав титул чемпиона мира и установив 10 мировых рекордов.
Сейчас практически все российские пилоты, летающие на самолётах Ан-124, знают Валентина Мащенко в лицо. С 2007 года он руководит единственным в мире тренажёрным комплексом для обучения экипажей работе на «Руслане». От его визы зависит, получит ли пилот допуск или оправится нарабатывать лётные часы и опыт. Впрочем, Мащенко признаёт, что быть строгим наставником ему не так-то просто – небо всё время манит к себе, и так хочется порой оказаться не в тренажёрной кабине, а за штурвалом настоящей железной птицы.
Авиационное имя
В украинском городе Пологи, на родине Валентина Мащенко, судьбой парашютиста с таким именем долго не интересовались – просто потому что дома его знали как Владимира, а того рекордсмена и чемпиона считали однофамильцем своего земляка.
История с двойным именем стала известна уже позднее. Когда в семье Мащенко появился на свет второй ребёнок, родители решили, что назовут его Владимиром. Однако, когда молодой отец пришёл оформлять документы на сына, он оговорился, назвав регистратору имя своей старшей дочери Валентины. Менять свидетельство о рождении не стали, дома решили называть сына, как и задумывали – Володей, а о путанице с именами вскоре позабыли. Сам же Мащенко узнал обо всей этой истории только в 8 классе, когда нужно было подавать документы для поступления в авиационный техникум. Тогда-то вся семья и вспомнила об ошибке при регистрации. Но времени на переоформление уже не было, и сам Владимир-Валентин решил, что если поступит в техникум, оставит старые документы и новое имя, а если нет – поменяет свидетельство и останется Владимиром. В итоге в техникум он всё же поступил и там впервые представился Валентином. Так авиационная жизнь началась для него с новым именем.
Страх можно приручить
– Моя любовь к небу – это с детства, – рассказывает Валентин Иванович. – Не знаю, с чего она началась, но я, сколько себя помню, всегда говорил, что буду лётчиком. А вот парашютистом я стал попутно – учился в авиационном техникуме в Запорожье, и когда с приятелем приехали в аэроклуб, нам было по 15 лет. Хотели летать. Но нам сказали – рано вы пришли, если хотите, идите к парашютистам. Ну я товарищу и предложил – давай сходим, а то мы в лётчики собрались, а может, и прыгнуть не сможем. Записались.
Свой первый прыжок он, конечно же, помнит: прыгнуть ему удалось только с 11-й попытки, но вовсе не из-за страха – мешали сильные запорожские ветра. Впрочем, он не скрывает, что страшно всё-таки было, потому что все ощущения были неизведанными.
– Пока сидел в самолёте, не чувствовал никакого волнения, – улыбается Валентин Иванович. – Но когда шагнул в пустоту, захватило дух. Ждал, когда же парашют раскроется.
После приземления нахлынуло чувство эйфории – то самое ощущение, которое потом снова и снова будет звать его в небо. После первых трёх прыжков инструктор спросил Валентина: «Будешь ещё прыгать?» – «А можно?» – удивился он. «Можно!» – обрадовал тренер. Так за первый год занятий в аэроклубе Валентин выполнил нормативы 2-го спортивного разряда, ещё через год получил первый, а в 1968 году, через четыре года после своего первого прыжка, стал мастером спорта. Вскоре начал выступать на соревнованиях за сборную области, затем – сборную Украины. А там недалеко было и до чемпионата мира.
За всю его спортивную карьеру парашют Мащенко не раскрывался 12 раз, приходилось пользоваться запасным. Но опять же, делится он, по-настоящему страшно только в первый отказ. А потом всё зависит от того, как ты подготовишься на земле.
– Ощущения от парашютного спорта тяжело передать, – говорит он. – Это такое удовольствие! Какой бы страх ни был, он со временем притупляется, и ты понимаешь, что можешь справиться с ним.
Служебный роман
Небо подарило Валентину Ивановичу не только радость полёта, но и жену. Он тогда уже работал инструктором в Запорожском аэроклубе, а Лариса пришла туда спортсменкой. Спустя пять лет совместных занятий парашютисты признали, что их объединяет не только любовь к небу, но и друг к другу, и в 1971 году они поженились. Лариса не оставила спорт даже после рождения детей. Как и муж, она стала выступать за сборную Украины, потом – СССР и Европы. На соревнованиях установила три мировых рекорда: по точности попадания с высоты, по задержке открытия парашюта и по комплексу выполненных фигур в воздухе. Но её судьба сложилась драматично – работая инструктором, а затем спасателем в Магадане, куда она отправилась вместе с мужем, она получила травму позвоночника. За плечами были две с половиной тысячи прыжков, но небо всё же пришлось оставить.
Конец одной карьеры – начало новой
В 1972 году Валентин Мащенко в составе сборной СССР выступал на чемпионате мира в США. К тому времени он уже был одним из самых титулованных спортсменов-парашютистов и рекордсменом в своем виде спорта: 4 года подряд его признавали абсолютным чемпионом Украины, неоднократно – призёром международных соревнований, в то же время он установил 8 рекордов на точность приземления. Вскоре в копилку своих наград спортсмен добавил медаль чемпиона мира.
Примерно в то же время началось развитие групповой воздушной акробатики, и Валентин Мащенко, стоявший на заре этого движения, вместе с коллегами установил ещё два рекорда по построению фигур.
Его последние парашютные соревнования состоялись в 1977 году на Дальнем Востоке. Дальше пришлось делать выбор – Валентин Иванович не оставлял мечты об авиации, но парашютный спорт забирал очень много времени.
– Уходить было очень тяжело, – делится он. – Прыжки с парашютом – это как своеобразный наркотик, всё время тянет и хочется ещё.
Он вспоминает, что свой первый самолёт – ЯК-18 – он освоил ещё в 1965 году, затем была учеба в Ленинградской академии гражданской авиации, после окончания которой пилот отправился на работу в Магадан.
Там за пятнадцать лет он провёл в воздухе 7 тысяч часов. Под крылом его самолёта остались Хабаровск, Владивосток, Новосибирск, Симферополь, Донецк, Свердловск. Избороздив половину Союза на пассажирских авиарейсах, Валентин Мащенко стал командиром эскадрильи, затем – начальником летно-штурманского отдела Магаданского управления гражданской авиации.
– Дома уже начали забывать, как я выгляжу, – шутит пилот. – Но что поделаешь, не я один такой, это судьба всех лётчиков.
А потом, оставив Север, он вновь отправился через всю страну – в Ульяновске «Волга-Днепр» набирала пилотов для работы на грузовом гиганте Ан-124. Попав в первую пятёрку экипажей, которые научились управляться с самым большим транспортным самолётом в мире, Валентину Мащенко довелось побывать в самых разных уголках планеты.
– Проще сказать, где я не был, чем перечислять страны, в аэропортах которых я сажал «Руслан».
К 2007 году за его плечами были ещё 16 лет за штурвалом и 9 тысяч полётных часов.
Строгий наставник
Сейчас Валентин Мащенко с лёгкостью может оказаться в любом аэропорту мира, уверенно и без ошибок пройти по взлётке и увести «Руслан» в небо. Жаль только путешествовать приходится в кабине тренажёра, а не за штурвалом настоящего самолёта.
В 2007 году, после завершения лётной карьеры Валентин Иванович возглавил работу тренажёрного комплекса компании «Волга-Днепр». Уникально оборудованная кабина не имеет себе аналогов и даёт полное ощущение полёта. Громадная база данных позволяет смоделировать любую ситуацию, вплоть до погодных условий и нештатных происшествий на борту. Обучение на тренажёре проходят сотни пилотов, работающих на самолётах Ан-124, и каждый должен выполнить определённые нормативы. Кстати, здесь фразу «разбор полётов» употребляют в буквальном смысле. А если пилот ошибается, его порой приходится отправлять на переподготовку.
– Роль наставника не всегда легко даётся, – говорит Валентин Иванович. – Все люди разные. Иногда сразу видно, что человек хочет чего-то достичь, а порой приходится заставлять. Всякое бывает. Бывает, и на второй круг тренировок отправляем. Но это безопасность, от этого никуда не денешься.
Сам Мащенко вспоминает, что неоднократно и сам оказывался в экстренной ситуации. Был и пожар на борту, и отказы двигателей, но опыт всегда спасал. Поэтому сейчас он уверен – если лётчик всему научится на тренажёрах, то можно не сомневаться, что в полёте он сможет решить любую проблему.
Небо не отпускает
Сейчас, когда спорт и полёты уже не занимают всю его жизнь, Валентин Иванович старается находить время для земных радостей – повозиться с внуками, сходить на рыбалку и за грибами, поработать на огороде. Впрочем, несмотря на то, что его последнее выступление в качестве спортсмена было более 30 лет назад, он и сегодня три-четыре раза в год прыгает с парашютом.
– Это удовольствие, которое всегда хочется получать, – говорит он. – Воздух есть воздух, небо так просто не отпускает.
Анастасия Гайнутдинова