Георгий Кузнецов
Разговор с министром промышленности и транспорта региона Андреем Тюриным состоялся в День машиностроителя – в воскресенье, 25-го. Оказалось, спрашивать, как он будет отмечать праздник, совершенно бесполезно. Министр принимал нас в три часа дня, в рабочем кабинете: в соответствии с графиком именно он в этот выходной «дежурил по области». То есть до позднего вечера должен был находиться в прямом доступе всех служб, собирать всю информацию и, в случае, не дай бог, какого происшествия – начать руководить устранениями последствий. С утра он уже успел побывать на совещании у главы региона, а затем съездить в Прислониху на открытие памятника Аркадию Пластову: его ведомство отвечало за строительство новых мостов в деревне и укладку асфальта на автодороге и площади вокруг памятника. И все-таки один вопрос о празднике прозвучал.

– Андрей Сергеевич, какой праздник Вам дороже – День машиностроителя или День связиста?
– Провокационный вопрос (задумался)… Все-таки День машиностроителя – как-никак десять лет отработал на УАЗе.
– А что Вам дали шесть лет в армии?
– Любовь к порядку и дисциплине, а также чувство взаимовыручки и ответственности. Все это, включая ответственность за общий результат, нам прививали еще в училище. Но только в армии я полностью осознал, насколько необходимы эти навыки. Собственно, я успел прослужить в полку связи 15-ой воздушной армии в Риге всего пару месяцев, как случился августовский путч, а за ним – развал Союза и принятие решения о расформировании нашей армии. И хотя армия была укомплектована самой современной техникой, отличными кадрами – многие, кстати, заканчивали в разное время то же училище, что и я, мне пришлось не столько служить, сколько готовить к отправке на новые места дислокации и сдавать там технику. Вот, кстати, один пример. Сдаем технику в военную часть под Санкт-Петербургом, там тщательно осматривают первую машину, вторую и… говорят: видим, как все замечательно, остальное принимаем не глядя!
– Если бы не развал СССР, Вы бы, скорее всего, остались в армии?
– Да. В принципе у меня была возможность перевестись в другую часть, даже в Ленинградскую область. Но мне очень понравилась Рига, и я решил попробовать поработать там. Я и несколько моих товарищей. Поэтому и уволился в запас. К сожалению, не скажу, что бывшие советские офицеры были тогда в Прибалтике «врагами номер один», но нормально делать свое дело нам не дали. Переехали в Санкт-Петербург, а через несколько месяцев в моей семье случилось несчастье, и я вернулся к родителям в Ульяновск.
– Офицеры, вообще-то, редко становятся простыми рабочими, чем обусловлен Ваш выбор первой профессии в Ульяновске?
– Это был конец 1993-го, так что, если помните, особого выбора нормальной работы тогда в городе и не было. Из сильных предприятий в полную силу работал только УАЗ, и там, соответственно, большого выбора вакансий не наблюдалось. Как, кстати, и не было тогда на предприятии и вертикальной ротации. Но, повторюсь, особо выбирать было не из чего.
– Но положительные эмоции работа на УАЗе, думаю, оставила?
– Несомненно, но они появились несколько позже. Когда начали запускать в производство «Patriot», когда я перешел работать сначала мастером на грузовой конвейер, затем – возглавил диспетчерский отдел сборочно-кузовного производства, а это, если кто не знает, вся транспортная логистика и полное планирование. Принимал участие в подготовке соответствия системы менеджмента качества международным стандартам ISO, очень запомнилась месячная стажировка на ЗМЗ, где Sollers впервые в стране ставил производственную систему Тойоты – Toyota Production System. Все это была очень непростая, но очень интересная работа.
– Следующий переломный момент Вашей биографии – поступление на госслужбу. Кому или чему надо сказать «спасибо»?
– Так получилось, что все заводские проекты, в которых я участвовал, курировал Александр Петрович Пинков. Он едва ли не ежедневно бывал на конвейере, проводил там утренние планерки, бывало, нам вместе приходилось принимать экстренные, непростые решения. Перейдя на работу в областное правительство, чуть позже Александр Петрович предложил это сделать и мне. На заводе тогда началась реорганизация, укрупнение цехов, и дальнейшей перспективы карьерного роста я там не видел.
– С какими сложностями столкнулись на новом месте – начальника отдела транспорта и дорожного хозяйства?
– Да-а… (Смеется). Это сейчас – отдел, а тогда были я и один мой подчиненный! А из сложностей выделю необходимость познакомиться со всей областью: с ее организациями, потенциалом, людьми. Своя специфика есть везде, и дело именно в ней, а не в процессе управления. В общем, скажу, что это было даже не столько сложно, сколько трудоемко.
– Оцените текущую работу Вашего министерства.
– Твердую четверку можно ставить без разговоров.
– А что необходимо сделать, чтобы работа стала максимально эффективной?
– Промышленность и транспорт – это очень сложная сфера. Одних наших – региональных – усилий и желаний мало. Возьмем легкую промышленность. Когда-то, лет семьдесят назад, она давала больше половины всего областного бюджета. Теперь для нее во всей стране нет сырья, импорт подорожал более чем вдвое и, как результат, отечественная продукция неконкурентоспособна. Но даже в таких условиях, благодаря усилиям губернатора по улучшению инвестиционного климата, из Подмосковья целое производство переносится в Карсун, что даст и рабочие места, и налоги. Так что на нашем уровне сегодня мы делаем все, что можем.
Хотелось бы получить от бюджета помощь в модернизации производства, к примеру, в субсидировании ставок по кредитам на закупку нового оборудования, но денег в нем пока нет, хотя министерством и разработана необходимая программа. Надеемся, что все-таки начнем ее реализовывать в следующем году, не со второго, так с третьего квартала, после появления в областной казне дополнительных средств.
– Не считаете, что на отечественном авиапроме пора ставить крест, ведь подвижек к лучшему после последних событий не предвидится?
– Я – оптимист. Более того, уверен и как специалист, и как житель авиационной столицы, что страна не имеет права отпускать эту тему. Замечательно, что несмотря ни на что есть понимание по модели Ил-476, и собираемые сейчас три экземпляра не должны повторить судьбу двух Ту-204СМ, которые уже практически прошли летные испытания, но до сих пор не обрели заказчика. Верю, что государство все-таки сделает заказ на эту серию, так как у Ту-204СМ, по сравнению с импортными аналогами, очень заметно конкурентное ценовое преимущество,
– Менеджмент Sollers скептически оценивает возможность появления новой, собственной модели УАЗ. Прокомментируйте.
– Мы встречались буквально несколько дней назад – губернатор Сергей Иванович Морозов, гендиректор УАЗа Сергей Юрасов, глава Sollers Вадим Швецов и я. Обсудили много вопросов – рынок продаж автозавода очень непрост. Но УАЗ не стоит на месте, к примеру, скоро запустит в производство грузовик на базе «Patriot». Так что, считаю, кинуть сейчас огромные ресурсы на создание новой модели просто преждевременно. Необходимо пока развивать семейство «Patriot», попутно накапливая «жирок» для возможных экспериментов.
– Вы немало потрудились над строительством Президентского моста. Что было самым сложным в этом процессе?
– Да все было сложным! Бесконечные корректировки проекта, организация работ, обеспечение финансирования, синхронизация подрядных организаций… Кстати, знаете, что в принципе мост сдали на год раньше срока? Если бы не идея, разработанная инженерами «Волгомоста» и «Гипротрансмоста» о сборке пролетов на стапелях с дальнейшей установкой их с понтонов, вместо метода надвижки, когда каждый новый пролет собирается на предыдущем и постепенно выдвигается на свое место, сроки сдачи выросли бы ровно на 12 месяцев.
– Перейдем к дорогам. Многого ждут от появления областного дорожного фонда, насколько оправданы эти ожидания?
– Облфонд это, конечно, не стопроцентное лекарство, но неплохое подспорье. Года за три с его помощью мы ситуацию с дорогами должны исправить. Причем, если честно, на сегодня просто нет ресурсов и нет подрядчиков, чтобы отремонтировать все дороги за год, даже если неожиданно появятся нужные деньги.
– А как оцените качество ведущегося сейчас ремонта дорог в областном центре?
– От трех до пяти баллов, в зависимости от объекта. Почему такой разброс? Качество ремонта зависит от проекта (это, наверное, половина успеха), от сложности объекта и от подрядчика. У последних же, если честно, бывают большие проблемы и со средним звеном управления (с мастерами. – Авт.), и с техникой, и с ответственностью.
– Немало нареканий у общественности вызывает и установка новых бордюров. Как думаете, почему?
– Ни жители, ни подрядчики не были готовы к такому большому объему работ. Отсюда – вопросы и к графику, и к культуре производства.
– Что в Вашей жизни занимает второе место, после работы?
– Семья, с которой, увы, бываю вместе очень редко. Сыну первого ноября исполнится четыре года – очень интересный возраст, когда крайне необходимо мужское общение. Но по жене, с которой вместе уже 16 лет, и 15-летней дочке скучаю не меньше.
– Какому отдыху отдаете предпочтение?
– Люблю охоту, рыбалку и вообще природу. Мама сейчас живет в Сурском районе, так очень люблю ездить туда. В прошлом году удавалось это сделать чаще, в этом – реже. Но неделю назад на рыбалку вырвался. Очень люблю слушать музыку. Особенно – «Машину времени» и Dire Straits. Кстати, слушаю только на «виниле», лучшего звучания, несмотря на технический прогресс, еще не встречал. Безумно рад, что в этом году лично познакомился с Андреем Макаревичем. Договорились, что в октябре в Самаре познакомлюсь со всей группой и пообщаемся помимо концерта.
– Что на данный момент читаете?
– Мало… Обычно лежит на столе несколько уже прочитанных и очень понравившихся ранее вещей, вот их иногда открываю на любой странице и перечитываю несколько глав. (Сейчас это «Честь имею» Валентина Пикуля, «Одиссей покидает Итаку» Василия Звягинцева и «На западном фронте без перемен» Эрика Ремарка. – Авт.). Из нового в первую очередь читаю книги Макаревича.
– И последнее. Армия, завод, госслужба… Не ждете от судьбы еще одного резкого поворота?
(Подумав и улыбнувшись).
– Все может быть…

P.S. Еще Андрей Сергеевич коллекционирует сувенирные тарелки из разных городов и стран. Причем началось все с того, что он сам купил пять книг об Ульяновске и пять тарелок с видами нашего города в подарок коллегам из других регионов. Один комплект так остался не презентованным… Сейчас у министра 160 тарелок из разных городов. Покупает и сам, привозят и друзья. Пока большая часть лежит в коробках. Чтобы разместить эту коллекцию, надо продумать, как и где это сделать.