В Ульяновске международные эксперты искали новые механизмы и источники финансирования культуры.
Возможно ли, чтобы меценаты и благотворительные фонды взяли на себя основную нагрузку в деле финансовой поддержки культурных проектов? Или, напротив, государство сможет поднять культуру без помощи общества? И нужна ли эта помощь вообще – вдруг она не только не решает, а даже усугубляет проблемы в сфере культуры? Эти вопросы в минувший понедельник более двадцати специалистов из России и стран СНГ обсудили на одном из «круглых столов», организованных в рамках международного конгресса «Культура как ресурс модернизации».
О том, что государственного финансирования не достаточно для решения задач, стоящих перед культурным сообществом, впервые заговорили ещё 20 лет назад. По крайней мере, этот факт отметили сразу несколько международных экспертов, выступавших в Ульяновске на заседании «круглого стола» «Механизмы финансирования культуры и культурных проектов: модели в России и странах СНГ». По их мнению, распад СССР и прекращение полной финансовой поддержки сферы культуры заставил бывшие союзные республики по-иному взглянуть на проблему, а именно – начать искать новые механизмы пополнения бюджетов учреждений культуры.
– Мы привыкли к тому, что культура на сто процентов поддерживалась государством, – рассказал замминистра культуры и туризма Республики Молдова Георге Постикэ. – Но за последние годы сделали много для того, чтобы перестроиться и найти новые формы финансирования. В Молдавии в этом смысле есть определённые продвижения вперёд. В процесс финансирования культуры активно включился бизнес. Например, за последние два десятилетия только при помощи предпринимателей и рядовых граждан в республике были отреставрированы практически все церкви и монастыри.
Впрочем, президент фонда «Наследие Евразии» Елена Яценко считает, что не стоит полагаться на пожертвования, носящие несистемный и порой даже случайный характер. В этом плане радует, что благотворительность, по её словам, сейчас переживает «эпоху Ренессанса».
– Мы переходим от пожертвований, когда деньги в церковь приносят бабушки, к системной благотворительности, которая меняет среду и позволяет всем нам развиваться, – считает она.
В России концепция развития благотворительности была принята в 2007 году, с тех пор в стране появилось 70 фондов с целевым капиталом, правда, отметила Елена Яценко, только 8 из них занимаются вопросами культуры. Тем не менее, это движение развивается – например, в России уже несколько лет существует «Форум доноров», ассоциация крупных благотворительных организаций.
– «Доноры» в данном случае – это грантодатели, – пояснила президент фонда «Наследие Евразии».
Впрочем, Денис Кузьмин, оргсекретарь международной Ассоциации «Всемирный день культуры, считает, что гранты – это не решение, а уход от проблемы.
– Несмотря на общепринятую риторику, культура перестала быть сферой ответственности и приоритетной задачей государства, – отметил он. – Она даже не вошла в перечень приоритетных нацпроектов. В результате вопрос поддержки культуры перекладывается на плечи общественности, но все мы понимаем, что без государственной политики в сфере культуры все наши даже самые героические порывы будут малоэффективными.
Кстати, во время дискуссии прозвучало мнение, что даже если учреждение культуры получает поддержку извне, то не всегда может воспользоваться этими финансами. Руководитель проектов управления по работе с регионами госкорпорации «Росатом» Вадим Титов рассказал, что в прошлом году компания поддержала около 150 культурных проектов и тогда же столкнулась с неожиданной проблемой: талантливые представители культуры – не всегда успешные менеджеры. Например, один из театров страны выиграл, но не смог освоить грант на постановку спектакля в 500 тысяч рублей из-за того, что руководство труппы не сумело правильно оформить документацию. В связи с этим, подчеркнул Вадим Титов, особо остро стоит вопрос подготовки менеджеров в сфере культуры.
Завершая обсуждение, музыковед и член Европейского культурного парламента Джахангир Селимханов из Баку предложил ещё один источник финансирования культурных проектов и посоветовал коллегам обратить внимание на новую европейскую тенденцию. На Западе она уже получила название «Crowd Financing» (буквально – финансирование массами, толпой). Суть её заключается в том, что культурные проекты, которым нужны финансы, выставляют свои презентации на сайте. Если людям они нравятся, то за их воплощение в жизнь они голосуют рублём, евро или другой валютой. Художникам и режиссёрам это приносит материальную поддержку, а массам – ощущение причастности к судьбе полюбившихся героев.

Анастасия Гайнутдинова