В Ульяновск Александр Сокуров привез единственную копию своего «Фауста» – фильма, взявшего три недели назад «Золотого льва» Венецианского фестиваля. 27 сентября в Ульяновске состоялась всероссийская премьера этой ленты, но приезд картины из Венеции на родину Ленина – по столичным меркам, всё-таки в глубинку – это не каприз художника. Это – суровая реальность, когда показ фильма на родине режиссёра может состояться лишь на спонсорские деньги. Об этом, а также о будущем российского кино и своём отношении к людям власти Александр Николаевич беседовал с ульяновскими журналистами после премьеры.
Для самого Сокурова завершение работы над «Фаустом» стало финалом долгого пути. Этот фильм – заключительная часть тетралогии об отношениях человека и власти, задуманной режиссёром ещё в 1980-м году. За первые три ленты – «Молох», «Телец» и «Солнце» Александр Сокуров и его съёмочная группа получили немало наград: Государственную премию России, приз Каннского кинофестиваля, премию Гильдии киноведов и кинокритиков России, премию «Ника» и приз Ереванского кинофестиваля. Не стал исключением и «Фауст», который в начале сентября завоевал главный приз кинофестиваля в Венеции.

Фильм для зрителей или зритель для фильма?
Впрочем, несмотря на триумф картины за рубежом, её показ в России оказался возможен лишь при поддержке частных структур. Копия для Ульяновска, к слову, единственная в стране, была сделана в Берлине на спонсорские средства госкорпорации «Рос-атом». Да и дальнейшая прокатная судьба «Фауста» не известна.
– До сих пор не определено, кто будет заниматься прокатом, – рассказал Александр Сокуров. – Всё-таки кино, тем более такое высокотехнологичное, как «Фауст», требует профессионального подхода к делу. Нужны хорошие залы, нужна разумная прокатная политика. Если найдутся профессиональные организации, которые возьмутся за это, значит, картина будет показываться, если нет – значит, нет.
Интересно, что ко всей этой ситуации у Сокурова весьма философское отношение: он убеждён, что фильму зритель не нужен, а как раз наоборот – зрителю нужен фильм.
– Объективно мы делаем всё возможное в данных условиях, и время покажет, нужно ли это кому-то, – говорит он. – Это раньше мне было непросто от того, что работы нашей съёмочной группы не были востребованы в широком прокате. Сейчас это уже безболезненно, я не испытываю никаких чувств по этому поводу. Тем не менее, я всегда благодарен тем, кто даёт возможность представить наши работы зрителю. Например, недавно фонд поддержки культуры и образования «Александр» помог нам в издании на DVD двух картин «Спаси и сохрани» и «Камень». Причём первая в России вообще никогда не показывалась.

Ульяновцы «экзамен» сдали
Премьерный показ «Фауста» прошёл в кинозале Ленинского мемориала – самом крупном зале Ульяновска на 1200 мест. Впрочем, даже это, как считает Александр Сокуров, не позволило провести премьеру на уровне.
Режиссёр поблагодарил ульяновских зрителей за приём и за то, что они смотрели фильм «в тишине и в великом терпении». Он признался, что дал согласие на показ даже не столько из-за культурных и гуманитарных целей, сколько из-за желания посмотреть, как зритель в нашей стране воспримет эту работу.
– Мне было очень важно понять, какое в зале было настроение, и скажу честно, этой частью показа я удовлетворен полностью. Она практически повторяла то, что было в Венеции, в том смысле, что публика была изначально по-доброму расположена к нашей картине. Премьера в Ульяновске продемонстрировала, что сложные формы кинопоказов – на иностранном языке с субтитрам – возможны. Плохо было другое – для того, чтобы организовать здесь просмотр «Фауста», нам пришлось совершить чуть ли не техническую революцию.
Заурядный американец опережает Сокурова
Режиссёр рассказал, что на деле ресурсы распространения культуры в современной России оказались очень и очень скромными. Перед премьерой в зале Мемцентра пришлось устанавливать специальное оборудование, но и оно было далеко от того, что хотел бы видеть Сокуров.
– В этом смысле ульяновские зрители оказались в значительно менее выгодном положении, нежели зрители Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, где существуют профессиональные возможности показа современного кино, – отметил режиссер. – Потому что современный фильм – это целая индустрия. Это специально выстроенное, протестированное изображение, звук. В Ульяновске же мы слышали даже не весь звук.
Режиссёр убеждён: чтобы национальный кинематограф выжил, им нужно заниматься.
– Нужно, чтобы мы были обеспечены такими же условиями, как наши коллеги из США, фильмы которых имеют колоссальные преимущества для показа в сравнении с моими возможностями, – считает режиссёр «Фауста». – В этом плане я имею несопоставимо меньше возможностей предъявить работы отечественному зрителю, чем самый заурядный американский режиссёр. Нельзя допускать, чтобы в большом современном городе показ фильма становился технической проблемой. Надо строить современные залы, которые будут находиться в муниципальной собственности, смогут не зависеть от владельцев, а значит – смогут показывать серьёзные, большие работы.

На языке Гёте
Но, как бы то ни было, премьера состоялась. «Фауст» всё-таки был показан на большом экране. Итогом работы интернациональной съёмочной группы стала лента, актёры которой говорят на языке Гёте. И язык фильма, как отмечает Сокуров, был выбран не только потому, что на немецком написан его литературный первоисточник.
– Интонационная культура немецкого языка очень своеобразна, – рассказал режиссёр. – Она во многом помогла мне раскрыть характер такого сложного персонажа, как Фауст. Даже немцы, которые помогали делать нам озвучение картины в Берлине, обратили на это внимание. Кстати, в Германии кроме них фильм ещё никто не видел.
В свете этого совсем не удивляет, что главную роль в фильме Александра Сокурова сыграл немецкий актёр Йоханес Цайлер. Правда, роль Мефистофеля режиссёр всё же отдал соотечественнику Антону Адасинскому. Впрочем, тут, заверил Александр Николаевич, он был абсолютно не предвзят.
– Отбирая их, я отсмотрел тысячи актёров из Германии, Исландии, Австрии, Норвегии, Чехии и Швеции в нужной нам возрастной категории. Сначала работал с картотекой, потом в актёрском бюро в Берлине. На Йоханеса, актёра Венского драматического театра, я сразу обратил внимание, потому что этот театр известен своей блестящей академической подготовкой. И я не ошибся – в нём я увидел безукоризненное владение профессией, что совсем не характерно как для русских, так и для западных актёров. А Антона я знаю уже давно, даже как-то пробовал его на одну из ролей в своём фильме, но тогда не утвердил. Сейчас он живёт в Германии, основал там собственный театр. Он – действительно уникальное дарование с великолепным пластическим талантом.

«Я не боюсь президента»
Фильмом «Фауст» Александр Сокуров завершил свою монументальную тетралогию, но он подчеркивает, что тема взаимоотношений человека и власти его не интересует.
– Мне часто приписывают интерес к ней, а ведь на деле всё обстоит как раз наоборот, – рассказал он. – Для русского человека эта проблема элементарна – мы слишком губительно связаны с властью и испытываем воздействие власти на себе в течение всей нашей истории. Поэтому в этих картинах меня всегда интересовало только человеческое основание. Я могу сказать по себе – у меня никогда не дрожали коленки, когда я разговаривал с президентом. У меня физиологически нет этого страха, я просто не боюсь. Хотя я знаю, многие действительно испытывают шок, разговаривая с представителями власти. Во мне есть только любопытство к парадоксам человеческого характера.

Родина героя «Тельца»
В Ульяновске Александр Сокуров оказался впервые. Родина Владимира Ленина, о котором режиссёр снял фильм «Телец», не могла его не интересовать. Однако он неожиданно признался:
– Честно говоря, я всегда боялся приезжать в ваш город по своим внутренним причинам. Но то, что я увидел из окна своего отеля, мне понравилось. К сожалению, практически уничтожено всё то, что имеет признаки настоящей волжской жизни. Думаю, у вас не было той войны, которая была в Петербурге, когда мы боролись против сноса каждого здания. Возможно, поэтому каждый сохранённый дом, который здесь видишь, я воспринимаю как жемчужину. Кстати, ещё в Ульяновске я очень хочу съездить на авиационный завод, давно мечтал посмотреть на сборку самолётов.

«Не хочу отбирать чужие деньги»
Сейчас Александр Сокуров признаётся, что от конфликтов с государством он устал. Возможно, поэтому делаются попытки установить с ним диалог. В итоге, рассказал режиссёр, съёмки «Фауста» проходили при поддержке премьер-министра Владимира Путина. С его помощью был создан специальный фонд, из которого финансировались съёмки. Теперь у Сокурова назначена очередная встреча с премьером, которая, как надеется он, прояснит ситуацию с прокатом ленты. Впрочем, сейчас свою задачу в сфере культуры режиссёр «Фауста» формулирует кратко – сделать фильм. Остальное – не для него.
– Я не включаюсь в борьбу за показ, не хочу ни для кого быть соперником, не хочу отбирать чьё-то время в телевизионном пространстве, а, значит, и чьи-то деньги. Чтобы никому не мешать, я – не частый гость фестивалей. Я просто стараюсь делать то, что я могу.

Анастасия Гайнутдинова