Дед Мороз путешествует на тройке белых коней, говорят одни.

Нет, он приезжает на оленях, спорят другие. В наш стремительный век — только на самолете, утверждают третьи. В преддверии Нового года мы решили выяснить, на чем же все-таки перемещается Дед Мороз.
Оказывается, чтобы успеть одновременно побывать во многих местах, он использует различные виды транспорта. Причем средства передвижения у главного зимнего волшебника в разных странах тоже разные. Российский Дед Мороз, кроме того что путешествует по стране пешком с посохом в руках, пользуется еще и самолетом, и автомобилем, и собачьей упряжкой, и космическим кораблем. Но предпочтение отдает все-таки тройке белых лошадей с бубенцами.
А вот в Нидерланды и Бельгию Дедушка приплывает на красочном паруснике из Испании, а путешествие по суше продолжает на ослике, проникая в дома через дымоходы. Исконное название Деда Мороза в Финляндии — Йоулупукки, что в переводе означает «рождественский козел». Ничего зазорного в этом нет, ибо в Финляндии это животное считается приносящим счастье. Ранее под Новый год Дед Мороз въезжал в села на саночках, запряженных козлом. Теперь же он разъезжает на северных оленях, которых на лапландских просторах более двухсот тысяч. Оленья упряжка и олень Рудольф Красный Нос являются традиционным средством передвижения американского Санты. При этом жители Луизианы полагают, что местная разновидность рождественского старика — Каюнс — ездит на повозке, запряженной опоссумами.
В Австралии, где в Новый год стоит жара, Санта-Клаус подарки развозит на скутере. На Гавайи босоногий и загорелый Санта прибывает на рождественском корабле, а в Калифорнию — на доске для серфинга. В Эфиопии, где жара круглый год, Санта-Клауса на открытках изображают в виде негра с черной бородой и в сером халате, сидящим в повозке, запряженной мулами.
В Беловежской пуще Дедушка выступает в роли машиниста паровоза, в облике рыбака, телеграфиста, шофера, вертолетчика, космонавта и даже… работника ГАИ. Но с полной уверенностью можно сказать, что Деда Мороза, который едет в санях, запряженных зубром, кроме как в Беловежской пуще больше не встретишь нигде.