Ульяновская область участвует в образовательном эксперименте.
Не так много времени осталось у старшеклассников до начала экзаменационного марафона. Что из себя представляет ЕГЭ и какой необычный эксперимент ждет регион, «НГ» рассказал директор ОГАУ «Центр информационных технологий» Сергей Конзаев.

— Появление ЕГЭ несколько лет тому назад вызвало волну возмущений. Сейчас отношение к такой проверке знаний учащихся изменилось?

— Если к 2011 году, по данным ВЦИОМ, семьдесят процентов населения стали относиться к ЕГЭ положительно, то в 2009-м такое же количество респондентов думало о нем крайне отрицательно. Такой негатив во многом был спровоцирован средствами массовой информации, не было разъяснений, обучающих семинаров с учителями.
К тому же, как показывает история, любое новшество в России вызывает резкую критику и возмущения. Поколение родителей, учившихся по старым методам, не понимало, что такое ЕГЭ и тестирование вообще. В первую очередь их беспокоил вопрос, где взять деньги для поступления любимого чада в вуз, а не то, как подготовить ребенка к экзаменам, нанять репетитора или элементарно следить за качественным выполнением домашнего задания. Случаи взяточничества были выявлены в университетах. Поэтому введение ЕГЭ как формы итоговой аттестации ставило своей целью ликвидировать коррупционность. Вторая цель — независимая оценка качества знаний. Следующий плюс в том, что теперь ребенок выбирает учебное заведение, а не наоборот. Если раньше вузы не так активно занимались проф­ориентационной работой, то сейчас им приходится бороться за каждого потенциального студента. Так, выпускник школы Ульяновской области с необходимым количеством баллов может свободно поступить в столичный вуз.

— В чем конкретно заключается независимость оценки знаний учащихся?

— Чтобы понять это, нужно знать всю процедуру проведения ЕГЭ. Есть такое понятие КИМ — контрольно-измерительные материалы. Они разрабатываются в Федеральном институте педагогических измерений (город Москва) и имеют несколько степеней защиты. В день экзамена их доставляют нам в специальных коробках, каждую из которых по штрих-коду считывает компьютерная программа, после чего представители государственной экзаменационной комиссии с этими материалами выезжает в районы области.
Сам ЕГЭ проводится в пункте приема экзамена, где обязательно должны быть руководитель, организаторы, которые не могут быть учителями по профильным предметам экзамена, врач и охрана. На ЕГЭ дети приходят только с документом, удостоверяющим личность. С 2009 года на экзамене учащимся нельзя пользоваться мобильными телефонами, с 2011-го запрещено иметь их при себе. В случае использования сотового телефона ребенка удалят с экзамена. Сдавать придется в дополнительные сроки, поэтому лучше не рисковать.
По завершении экзамена в присутствии детей их работы запечатывают в пакеты и отправляют в Региональный центр обработки информации. Здесь в кратчайшие сроки все материалы сканируются с помощью автоматизированной информационной системы, после чего все данные ребенка доступны только компьютерной базе, нам их уже не видно. После загрузки всех работ программа сравнивает то, что мы собрали, с тем, что имеется в базе данных. Если какой-то ребенок в нее не попал, компьютер сразу реагирует, показывая, что какой-то КИМ не отсканирован или отсутствует хотя бы один листочек. Затем к работе приступают так называемые «варификаторы», которые распознают технические ошибки. Например, экзаменующийся неразборчиво написал слово «поляна» и компьютер считал его как «лоляна». Но нам-то понятно, что ребенок просто ошибся, жирно выделил исправление, поэтому «варификатор» все корректирует.
Для проверки работы уже экспертами компьютерная программа в вероятностном порядке выдает им задание части С, только саму работу, без бланка и данных ребенка. При этом она дает двум экспертам одну и ту же работу. Если вдруг они выставили неодинаковые баллы, например с разницей в пять — десять, работа проходит третью проверку. В итоге ставится среднеарифметическое или балл третьего эксперта.
Как только все работы проверены, они отправляются в Федеральный центр тестирования в Москву по специальному защищенному каналу связи. Утечка данных невозможна. Там уже выставляются баллы по специальной шкале, определяются результаты и публикуются на сайте.
Если выпускник не доволен результатами, в течение двух дней он имеет право подать апелляцию в конфликтную комиссию. Ребенок, его родители, члены комиссии рассматривают сложившуюся ситуацию: если ученик достоин большего балла, он может быть повышен.

— В прошлом году таких случаев много было? Как они разрешились?

— Не так много, но были и разрешились мирным путем в пользу ребенка. «Завалить» ребенка на ЕГЭ просто невозможно. Правда, баллы могут и понизить, если были допущены ошибки в проверке и ученик незаслуженно получил оценку выше. Все эксперты комиссии — достойные люди, профессора вузов, поэтому огромная просьба к детям и родителям вести себя корректно и культурно.

— Механизм организации ЕГЭ отлажен на все сто или же где-то могут возникнуть огрехи?

— В основном жалобы могут касаться пунктов приема экзаменов. В них, особенно в небольших населенных пунктах, есть соблазн «помочь» выпускнику, решить учителю за него задания. Но ни одного такого случая в прошлом году в Ульяновской области не было выявлено.
Чтобы ликвидировать возможные нарушения, по итогам заседаний рабочей группы по модернизации системы проведения ЕГЭ при президенте РФ принято решение в трех городах Ульяновской, Пензенской и Иркутской областей провести эксперимент. Его смысл заключается в создании независимого пункта приема экзамена. В идеале выбирается отдельное здание, не школа. Это может быть, например, учреждение дополнительного образования. Экзамен должны принимать не учителя, а те, кто не работает в образовании: люди культуры, журналисты, служащие администрации и другие. На них никак нельзя повлиять, потому что никто не знает, кто именно будет принимать экзамен. Аудитории могут быть снабжены глушителями сотовых сигналов, системой видеонаблюдения.

— Как этот эксперимент будет проходить в нашем регионе?

— В режиме апробации модели в Димитровграде на базе одного необразовательного учреждения будет выбрано две аудитории. Уже подобран состав независимого пункта приема экзамена, проведены обучающие семинары. Тридцать учеников, которые будут помогать нам в эксперименте, лишний раз потренируются перед сдачей ЕГЭ.

— Какие меры будут предприняты для борьбы с абитуриентами-«призраками»? Что еще планируется ввести в будущем?

— Скоро не будет свидетельств о сдаче ЕГЭ, потому что вузы имеют доступ и сами могут проверять баллы по федеральной базе данных. Однако, чтобы не было таких случаев, как в одном московском медицинском университете, Рос­обрнадзор будет проверять тех, кого зачислили в вузы. Это добавляет прозрачность процедуре проведения ЕГЭ. Также от Рособрнадзора готовится предложение в Госдуму о внесении в Уголовный кодекс РФ уголовной ответственности за нарушения при организации и проведении ЕГЭ.
Далее. Впервые, что удобно для школьников и педагогов, в начале учебного года выставлен минимальный порог баллов по обязательным предметам. Раньше он определялся только после проведения экзамена.

— Что посоветуете выпускникам и их родителям в преддверии сложных испытаний?

— Самое главное, чтобы дети не боялись сдавать экзамены. Ничего в этом сложного нет для тех, кто на протяжении одиннадцати лет усердно учился и готовился к ЕГЭ. А родителям нужно относиться к этому спокойно. Если есть вопросы, звоните по телефону Центра информационных технологий 8(8422) 27-78-03. Также вся необходимая и полезная информация выставляется на сайте uledu.ru.
Подробнее о том, как будет проходить ЕГЭ в 2012 году, читайте в следующем номере.

Валентина КАМАНИНА