Если ребенок стал сиротой при живых родителях или вовсе их лишился, то лучше не иметь закрепленного за собой жилья. Об этом парадоксе рассказала главный специалист-эксперт службы опеки и попечительства министерства образования Ульяновской области Мария Лысова.

Получи сертификат
Вот уже пять лет, как снята проблема обеспечения жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в случае, если они не имеют закрепленной за собой жилплощади. Ситуация начала выравниваться после того, как в 2006 году был принят Закон Ульяновской области об обеспечении жильем данной категории населения (от 6 мая № 60-30). С тех пор он постоянно совершенствуется. Правительство региона всегда находит необходимые средства на эти цели, даже при недостаточном финансировании из федеральной казны. Так, в 2011 году выдан 321 сертификат на приобретение жилья, при этом на начало года в очереди стояли 246 человек. Смогли помочь всем нуждающимся и имеющим на это право в возрасте от 18 до 23 лет. Надо сказать, в прошлом году и федералы не поскупились, выделили 100 миллионов рублей, тогда как в 2010 году поступило в 10 раз меньше. Стоимость сертификата варьируется в зависимости от того, где ребенок был прописан до того, как лишился родителей. Например, в Николаевском районе в прошлом году на приобретение нормативного жилья (не менее 18 кв. м) для сироты было достаточно 324 тысяч рублей, в Ульяновске — 810 тысяч.
Как рассказала Мария Лысова, дело обеспечения жильем не пущено на самотек, специалисты органов опеки и попечительства работают в тесном контакте со своими подопечными, помогают им в сборе документов, подборе необходимой жилплощади. Права этих и без того обездоленных детей не должны быть ущемлены, поэтому при главах администраций созданы комиссии по оценке жилых помещений. Жилплощадь может быть с вторичного рынка, но она должна соответствовать предъявляемым санитарно-техническим нормам.
По прогнозам на 2012 год потребуется 242 жилищных сертификата.
— Цифра ориентировочная, она наверняка будет больше, — считает Мария Лысова. — В жизни наших подопечных возникают различные обстоятельства: кто вдруг бросил учиться, кто родить надумал, кто через суд доказал свое право на жилье, хотя уже перешагнул законодательные рамки.

Жилье есть, жить негде
Куда сложнее обстоит дело с теми детьми, которые имеют закрепленное жилище.
2 728 человек зарегистрированы в базе данных министерства образования. Формально им есть где жить. Но приходится возвращаться в ту асоциальную среду, от которой их когда-то изолировали. Их лишенные родительских прав родственники — алкоголики, наркоманы или больные туберкулезом… Закрепленное за ними жилье находится под надзором органов опеки и попечительства, и это огромный пласт проблем, которые требуют решения. Например, заброшенное жилье, особенно в сельской местности, приходит в негодность
(37 — в 2011 году), но нет законодательного акта, на основании которого жилищные конторы могли бы приводить его в надлежащее состояние перед вселением хозяина-сироты. Не всегда есть возможность выделения отдельного лицевого счета, что также чревато негативными последствиями. Несмотря на то что ребенок проживает в госучреждении или у опекунов, ему необходимо оплачивать отопление и содержание закрепленного за ним жилья. Накапливаются немалые суммы долга, которые потом трудно заплатить или списать.
Из-за невозможности реализовать свое законное право на закрепленное жилище поступило 56 обращений в правительство области и 103 — в другие различные инстанции, вплоть до президента Медведева. По словам Марии Лысовой, необходимо выдавать жилищные сертификаты и этой категории сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а решение проблемы — дело ближайшего будущего, ведь соответствующий законопроект уже рассматривается в Государственной думе.

Любовь СЕРГЕЕВА