Нужно ли вводить обязательное тестирование молодежи на предмет употребления наркотиков или оставить его добровольным? Этот вопрос в минувший четверг обсуждался на «круглом столе» в администрации Ульяновска.

Открывая разговор на злободневную тему, и.о. заместителя главы администрации города Олег Мидленко отметил:
— С социальным злом активно работают и медики, и правоохранительные органы, однако и представители власти не должны оставаться в стороне, а усовершенствовать комплекс профилактических мероприятий, чтобы у молодежи не возникало желания попробовать «дурь» и попасть в беду.
На официальном учете стоят 4 тысячи наркоманов, но на самом деле таковых в разы больше. И хотя, судя по официальной статистике, ситуация меняется к лучшему (в 2010 году в области впервые зарегистрировано 155 наркоманов, в 2011-м —146), но, к сожалению, наркоманы «молодеют». А в последнее время большинство из них переходят на «эрзац» героин — дезоморфин, так называемый «крокодил», поскольку это дешево, доступно и …страшно. Уколовшись пару раз, человек сам подписывает себе смертный приговор.
— Мы их не можем вылечить, мы помогаем им доживать, — с горечью констатирует главный нарколог Борис Песков. — Отрадно, что теперь в Ульяновской области кодеинсодержащие препараты отпускаются строго по рецепту. В прошлом году добились принятия этого важного решения.
Что касается тестирования молодежи в школах, средних и высших учебных заведениях на предмет употребления наркотических веществ, то Федеральный закон пока не принят, но в ряде регионов такая мера дает положительный эффект. Например, в Казани такое практикуется давно и не вызывает у населения неприятия. В нашей области проводится выборочное тестирование подростков из так называемой группы риска, и дело это добровольное.
— Разъяснительная работа с населением слабо налажена, — говорит Песков. — Буксуем в этом направлении. Хочу сказать, что никаких негативных последствий к ребенку, у которого выявят следы наркотических средств в организме, не будет. Это делается для профилактики. Исследование проводится анонимно, в два этапа: социально-психологическое и тестирование биологических сред. До конца года мы планируем выйти на цифру порядка 3 тысяч тестированных человек.
По словам Олега Мидленко, много вопросов может возникнуть и с теми, кто отказался проходить тест. К ним не применят репрессий, но определенные выводы можно будет сделать. Дети и сами прекрасно понимают ситуацию, что видно по результатам анонимного опроса в школах, где 54 процента учащихся — за проведение тестов. Может быть, мера введения обязательного, а не выборочного тестирования, хотя бы на региональном уровне, поможет снизить уровень наркозависимых, но что будет дальше — увидим.

Любовь СЕРГЕЕВА