Все могло быть иначе, если бы… А дальше мы, как правило, перечисляем обстоятельства, которые уже не в силах изменить.

Вот и Мария Тихоновна Гаврилова, которая пришла к нам в редакцию со своим горем, не в силах изменить обстоятельств. Если бы ее мужу вовремя сделали укол, возможно, он сейчас был бы жив…
Позавчера Ивану Дмитриевичу Гаврилову, ветерану труда Ульяновской области, инвалиду второй группы, должно было исполниться 77 лет, но вместо дня рождения справляли сороковины — 26 декабря он умер. Вот что рассказала нам вдова Мария Тихоновна:
— Я и сама инвалид, а тут в декабре, как на грех, еще и руку сломала, потом сердце прихватило. Трижды возили меня на «скорой» то в больницу, то домой, в это время пневмонией заболела. Положили меня в ЦГБ в инфекционное отделение. Вот тут-то Ивану, видимо, с расстройства, плохо с сердцем и стало. Сходил купил лекарства, попросил медсестер из медсанчасти машзавода, это наша горбольница №4, уколы ему поделать. Вроде пообещали, но не пришли. Тогда он неотложку вызвал, договорился, что будут приходить колоть лекарства. Два дня приходили, а на третий не появились. Он мне в этот день в больницу вещи необходимые привез, оттуда вернулся и умер. Почему не пришли сделать ему укол, почему даже не предложили госпитализацию, неужели не видно, что человеку плохо? Всю жизнь на «Володарке» проработал, в заводскую Книгу почета записан, и вот она, награда… Как я теперь без него — 54 года вместе прожили…
На протяжении всего рассказа голос женщины дрожал, так же, как и ее руки, когда она доставала бережно завернутые в целлофан фотографии, медали и документы мужа: ветеранское удостоверение и трудовую книжку, в которой, кстати, значились одни благодарности за долголетний добросовестный труд. «Имеет право на меры социальной поддержки, предусмотренные законом Ульяновской области», — черным по белому написано в удостоверении. Действительно, и федеральные, и региональные власти сейчас достаточно пристальное внимание уделяют ветеранам и инвалидам: льготы, компенсации и прочие меры социальной поддержки разрабатываются для этой категории граждан. Но почему-то, когда дело касается конкретной помощи конкретному человеку, в силу вступают совсем другие законы — законы человеческого пофигизма и равнодушия. Мария Тихоновна не собирается ни с кем судиться-рядиться: не хватит здоровья, да и мужа это не вернет. Ей просто обидно до слез, женщина в отчаянии и не понимает, почему у нас так происходит. Ну а мы в свою очередь просим областное министерство здравоохранения разобраться в ситуации.