В 2011 году число отказников в Ульяновске сократилось вдвое.
Галя Комарова могла бы умереть в мусорном баке, если бы в Сочи этой осенью не установили беби-бокс. Новость о первой «галочке» из заморского аппарата разлетелась по всей стране, и незадолго до нового года для девочки нашли приемных родителей. Краснодарский край и Пермь первые решились на эксперимент с установкой ящиков для отказников. После случая с Галей Комаровой, когда устройство пригодилось, интерес к беби-боксам проявили общественники и администрации других регионов – Ростовской, Ярославской и Кировской областей, Санкт-Петербурга, Ставрополья, Тюмени, Новосибирска, Омска, Томска. А вот в Ульяновской области к идее беби-боксов отнеслись весьма неоднозначно.

Беби-бокс вместо мусорного бака
Что такое беби-бокс и как он работает? Это ящик, который вмонтирован в больничную стену, возле него нет ни дежурных, ни видеокамер. Нежеланного ребенка можно положить в этот ящик, закрыть его и уйти. Маме дается ровно тридцать секунд для того, чтобы одуматься и забрать свое дитя. В эти мгновения контейнер еще можно открыть. Но если время истекло, беби-бокс автоматически блокируется, внутри него включается освещение, вентиляция, подогрев. На пульт медиков поступает сигнал, что в контейнере появился ребенок. С этого момента он получает статус найденыша и попадает под опеку соцслужб. Однако ситуация все еще обратима. Женщина может написать заявление о том, что хочет вернуть новорожденного, подтвердить, что это ее ребенок, с помощью генетического анализа, и, если его не успели усыновить, ее заявление будет рассмотрено.
Таким образом, беби-бокс – это шанс не только для новорожденного, но и для непутевой мамы. Психологи утверждают, что послеродовая депрессия может стать одной из причин, толкнувших женщину на страшное преступление. Депрессия проходит, а жизнь малыша, если он выброшен на улицу, уже не вернешь. Как матери с этим жить?
Полицейские не согласны с тем, что женщины идут на преступление по причине сложного психологического состояния. По данным МВД, за прошлый год в стране зарегистрировано 60 убийств новорожденных. Реальных преступлений в разы больше – ведь находят не всех. Если женщина идет на убийство обдуманно и хладнокровно, шансы найти труп практически равны нулю. Ведь как о существовании, так и о пропаже хоть маленького, но человека никто не знает.
В Ульяновской области известно несколько случаев, когда от детей избавлялись, как от ненужного мусора. В Тереньге, Чердаклах, Инзе, несколько раз в Ульяновске и Димитровграде женщины выбрасывали своих детей в кусты или на помойку, повезло выжить лишь двум малышам. Будь там вместо мусорного комфортный и безопасный «специальный» контейнер, может, в живых осталось бы больше детей. Так, например, в Москве девятиклассница, парень которой отказался признать отцовство, уже несла ненужного ребенка в больницу, чтобы оставить его в безопасности. Но младенец раскричался, и испугавшаяся школьница не нашла ничего лучше, чем бросить его в ближайшую помойку. Мать не хотела, чтобы о нежеланном ребенке узнали окружающие. В конкретном случае беби-бокс снова дал бы шанс им обоим: его можно использовать анонимно, и уголовного преследования не предусмотрено. Мать не будут разыскивать, потому что это не считается «оставлением в опасности», только бы ребенок не был травмирован.

Реклама отказа от новорожденных
Анонимность и безнаказанность – именно эти «свойства» беби-бокса вызвали наибольшее негодование противников этой идеи. «Это настоящая реклама отказа от новорожденных!» – говорит директор департамента по семейной и демографической политике Ульяновской области Ольга Желтова.

– В любой момент положи своего ребенка в ящик – и ничего тебе за это не будет. Лично меня это пугает».
В конце декабря в Дивеево прошла окружная конференция по вопросам семейной политики. В свете последних событий с младенцем в Сочи подняли вопрос о беби-боксах. «Все были против: и духовенство, и семейные советы, и чиновники. Эта идея морально настолько всех шокировала…» – рассказывает Желтова. Тем не менее вопрос о создании в Ульяновске ящика для отказников всё же возник. Министр здравоохранения Ульяновской области Валентина Караулова – против: «Это кощунственно – вот моё личное мнение. Так мы стараемся всем «облегчить жизнь» в сложной ситуации. Матери: захотела бросить – пожалуйста – уходи безнаказанно. И врачам не придется работать с женщиной, которая хочет отказаться от ребенка: уговаривать, вникать в её проблемы, искать причины поступка». Валентина Герасимовна всё же заметила, что беби-боксы имеют место быть, если это реально спасет жизнь хоть одного ребенка, и предложила вынести эту тему на референдум у себя в блоге.

Родить в «Колыбели»
Не удивительно, что Ульяновской области, где стремятся «родить патриота», идея беби-боксов претит. Проблему надо решать в корне, профилактическими мерами, считают местные чиновники и общественники. Министерство труда и социального развития области совместно с центром «Семья» третий год реализуют программу «Круг заботы», когда врачи и психологи уже при постановке на учет беременных женщин выявляют тех, кто потенциально может отказаться от ребенка. С такими разговаривают, предлагают помощь, напоминают о материнском капитале, льготах для многодетных семей и других мерах государственной поддержки. Благодаря «Кругу заботы» число отказников сократилось вдвое: в 2010 году в Ульяновске их было шестьдесят девять, в 2011 – тридцать один.
«Круг заботы» создан по подобию православного объединения «Колыбель», которое действует уже в 14 российских регионах. Беременную женщину, оказавшуюся в сложной жизненной ситуации, забирают в приют, где она живет в окружении внимания и заботы. В приюте она рожает и живет какое-то время с младенцем. Женщины, которых вовремя «поймали» в «Колыбель», уже вряд ли откажутся от ребенка. «Колыбель» – это не секта, не закрытая православная организация, она активно привлекает к своей работе общественность. На сайтах движения есть, например, раздел специальных объявлений, где сообщается, что одинокой маме нужно починить кран или подарить её ребенку теплые вещи.
Саша Крамер