В результате несчастного случая граната попала в тело ульяновского военнослужащего Антона Буранова и могла взорваться в любой момент. Врачи чудом спасли парня, но, к сожалению, он лишился одной руки. Теперь Антону нужен новый хороший протез, который стоит немалых денег. Военные молчат. Но региональные власти не оставили парня в беде…

Граната в теле
19-летнего Антона Буранова из села Большие Ключищи призвали в армию в апреле 2010 года. Парень попал служить в мотострелковую часть Тоцкого гарнизона. Он дослужился до младшего сержанта, стал замкомвзвода. До дембеля оставались две недели. Антон уже мечтал, как придет домой в военной форме, как начнет новую жизнь. Но 1 марта с ним произошел несчастный случай. В тот день были учебные стрельбы на полигоне. Стреляли из разного вида оружия, в том числе из гранатометов. После занятий солдаты вернулись в роту и приготовили оружие для чистки. Антону приглянулся автоматический станковый гранатомет «Пламя» (АГС-17). Он взял его в руки, а потом резко опустил оружие на пол. В этот момент раздался выстрел. Граната прошла через все правое плечо и, чудом не взорвавшись, вонзилась в тело Антона, застряв между лопаткой и плечевым суставом. Парень упал от боли. Увидев, как сочится у него кровь через бушлат, солдаты вызвали фельдшера. Но только через несколько минут, когда удалось обнаружить лишь гильзу, стало понятно, что граната осталась в теле Буранова и в любой момент могла взорваться.
Антона осторожно доставили в Тоцкий гарнизонный госпиталь. Нужна была срочная операция. Решили проводить операцию в нестандартной обстановке и средствах спецзащиты. На первом этаже в приемном отделении подготовили под это кабинет. Сразу решили, что вместо операционных сестер работать с раненым будут врачи-мужчины.
40 минут под смертью
Операцию пришлось делать, удерживая больного на боку: граната прошла в заднюю поверхность лопаточной области и при рассечении мягких тканей могла выпасть из раны. Впрочем, совсем отказаться от помощи женщин не удалось: они взяли у раненого кровь на анализы, провели рентгенологическое обследование.
Вызванные по тревоге саперы проинструктировали медиков об особенностях взрывателя злополучной ВОГ-25, местоположение которой определили с помощью передвижного рентгенаппарата. Подготовили и доноров. Ими стали сотрудники госпиталя и военнослужащие — у Антона была большая кровопотеря, а впереди предстояла еще и операция: чтобы извлечь гранату, нужно было делать глубокое рассечение. Кстати, с момента ранения и до окончания операции Антон в общей сложности потерял около четырех литров крови. Облачившись в бронежилеты и легкие кевларовые шлемы, бригада хирургов приступила к операции. За каждым движением врачей внимательно следил консультант-сапер. Ведь одно неосторожное движение — и взрыв гранаты неизбежен. И неизвестно, сколько могло бы быть жертв. Из соседних помещений вывели всех сотрудников госпиталя и больных. Наконец хирурги добрались до смертоносного заряда и осторожно извлекли его из тела Антона. После чего, уложив гранату в ящик с песком, саперы вывезли ее в безопасное место и уничтожили.
Самый опасный для врачей этап операции длился сорок минут. За это время у солдата несколько раз останавливалось сердце. Затем раненого перевезли в операционный блок, где почти пять часов длилась операция. Теперь врачи боролись за сохранность руки Антона. Но спасти ее не удалось. Ампутация проводилась уже в Самаре, в окружном военном госпитале. А потом Антона перевели в Москву, в госпиталь Вишневского, где ему поставили временный протез.

Следствие
Расследование ЧП длилось несколько месяцев. Ответственный за безопасность стрельб лейтенант Тропин обязан был по окончании огневой подготовки осмотреть оружие, убедиться в отсутствии боеприпасов в стволе и коробе с лентой и в постановке гранатомета на предохранитель. Но он этого не сделал. В итоге АГС-17 находился на боевом взводе, а в стволе осталась осколочная граната. Солдаты принесли гранатомет в роту, оставили у оружейной комнаты, а сами пошли на обед.
Следствие установило, что пока стрелки обедали, младший сержант Буранов решил ради любопытства зайти в комнату для чистки оружия. В этот момент его сослуживец готовился к чистке гранатомета.
Из показаний сержанта Е-ва: «Младший сержант Буранов зашел и спросил, сколько весит гранатомет, как его нужно носить. Я показал. Он взял за дуло. При этом наклонился грудью над ним, а потом резко поставил. Оружие весит 18 килограммов, и Буранов его практически уронил. Тут гранатомет и выстрелил».
Проводились экспертизы, которые показали: оружие исправно. Лейтенанту предъявили обвинение в «неисполнении должностным лицом обязанностей, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». А потерпевший Буранов предъявил офицеру гражданский иск о взыскании денег в счет компенсации физического и морального вреда.
Тропин признал себя винов­ным, но с иском не согласился. Мол, никто не просил Буранова брать гранатомет.
В августе Оренбургский гарнизонный военный суд приговорил лейтенанта к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год. Суд также удовлетворил гражданский иск бойца, потерявшего руку. Офицер должен будет выплатить еще 100 тыс. рублей.

Не оставят в беде
В ноябре прошлого года Антон вернулся из госпиталя домой. Все село сочувствует ему. Сейчас Антон учится писать левой рукой, общается по Интернету. После трагедии у него появилось много новых друзей. Жизнь продолжается.
— Пытаюсь учиться жить с одной рукой, — сказал «НГ» Антон. — Главное, что остался жив. У меня много планов на будущее. Хочу восстановиться в УлГУ, где учился до службы в армии. А для нормальной жизни потребуется дорогостоящий протез.
Чтобы парень мог более-менее полноценно жить, ему нужен не протез-«имитатор», а бионический, который вживляется в ткани и, соответственно, может «работать». Стоит он где-то 650 тысяч рублей. Таких денег у семьи нет. Военные молчат. О проблемах парня узнал губернатор Сергей Морозов. Недавно он посетил Антона и обсудил дальнейшие меры по его реабилитации. Глава региона поручил проработать вопрос о приобретении бионического протеза, который позволил бы Антону вести максимально полноценный образ жизни. В феврале специальная медкомиссия предложит наиболее оптимальную форму протезирования, после чего начнутся приготовления к операции. Глава региона также обратил внимание минтруда и соцзащиты на необходимость компенсации семье затрат, понесенных в результате лечения в Москве.
Кроме того, Сергей Морозов поручил облправительству внести предложения по финансовому поощрению медработников, которые спасли Антону жизнь. Кстати, в январе этого года врачи, сделавшие уникальную операцию, награждены медалями «За отвагу» и «За спасение погибавших». Они до сих пор регулярно созваниваются с семьей Антона и интересуются его самочувствием.
Сергей Морозов также дал поручение проработать вопрос с ректором УлГУ о предоставлении Антону возможности продолжить обучение в университете, а также взять на особый контроль вопрос его трудоустройства.
— Ни один молодой человек, пострадавший во время прохождения военной службы, не должен чувствовать себя брошенным на произвол судьбы. Мы должны создавать таким ребятам максимально комфортные условия для жизни, — заявил губернатор.

Арсений КОРОЛЕВ