Такое откровение снизошло на восьмерых жителей поселка Колхозный.
О Рыбкиных из Чердаклинского района мы уже писали. Речь шла о том, что многодетная семья претерпевает существенные трудности, а в ответ на их просьбы со стороны чиновников слышалось в лучшем случае молчание, в худшем — на семью, как это ныне говорится, пытались всячески «наезжать».
— К примеру, грозились отобрать детей, — чуть не плача, вспоминает Римма Рыбкина, мать шестерых приемных детей. — Причем «гонения» начались после того, как мы обратились за помощью в ремонте жилья. До того нас будто не было. Сколько районных инстанций я оббегала — не сосчитать!

«Петенька, где тебе лучше?»
Дети в семью Риммы Равильевны и Виктора Никандровича попали из так называемых неблагополучных семей. Описывать их истории подробно вряд ли стоит, ибо это более чем печально. К примеру, старшую
13-летнюю Любу можно было принять за дитя войны, настолько была измождена девчушка как физически, так и морально; одних вшей с нее счистили немерено; бывшие «родители» держали ребенка в черном теле, моря голодом и подвергая побоям. Тем более обидно Римме было выслушивать «аргументы» соцработников типа «Не надо было брать детей, не было бы у вас проблем!».
— А я не могу, — продолжает Рыбкина. — Я сама жила в неполной семье и знаю, как это тяжело. А в детдомах, думаете, деткам лучше? Конечно, есть образцовые учреждения. Но вы спросите Петеньку, где ему лучше? Кстати, Петя и Катя — брат и сестра — прятались от прежних «родителей» в шифоньере!!!
Петя — паренек девяти лет от роду, вторя словам мамы Риммы, с ходу выпалил: «Я отсюда никогда ни за что не уйду!». Вот вам и ответ. Устами младенца, как говорится… Или взять Коленьку, который почти до трех лет не разговаривал, а за три года в семье Рыбкиных уже начал декламировать стихи! Также стали прекрасно развиваться Даниил и Даша, с тех пор как Рыбкины избавили их от детства в винных парах.
Так что отмазки районных чиновников, как говорится, тут не канают, извините за резкость. Кстати, так же считает и более высокое начальство, в том числе и губернатор Морозов, который уже в курсе проблем семьи Рыбкиных и, более того, принимает действенные меры по улучшению их быта.

«Господи, как вы живете?»
А началось все с божьего промысла. Слухи о бедственном положении Рыбкиных носились по округе со скоростью ветра — и донеслись до ушей Юрия Савельева, старосты церкви в Красном Яре.
— Когда он появился у нас на пороге, — говорит Римма Равильевна, — я немало удивилась. Пройдя в дом, удивляться стал уже сам Юрий Иванович: «Господи! Да как же вы тут живете?». А подивиться было чему: потолка не было (только верхняя кровля), батарей отопления — тоже.
Услышав невеселый рассказ о шестилетних мытарствах по кабинетам, Савельев сказал коротко: «Ждите, скоро вам позвонят». И вскоре им позвонили — на том конце провода находился Анатолий Сага, уполномоченный по правам предпринимателей Ульяновской области.
А уже спустя неделю Римма Рыбкина сидела… на рабочем заседании у первого зампредправительства региона Александра Якунина. После чего состоялась личная беседа Александра Ивановича с многодетной мамой.
Результатом стало проведение центрального отопления в комнаты, где и летом-то было слишком прохладно. Нынче в двух комнатах, включая пристрой, комфортно живут дети. У каждого своя кровать, над которой — новенький потолок из ГВЛ, также устроенный после вмешательства областных властей.
Впрочем, Анатолий Сага поднял не только хозяйственников от власти — в Колхозный приезжала Людмила Анатольевна Хижняк, занимающая должность уполномоченного по правам ребенка при губернаторе Ульяновской области. Именно благодаря ее усилиям с детьми стали заниматься психологи.

Вместо послесловия
Дело сдвинулось с мертвой точки, и это, безусловно, хорошо. Однако часть проблем осталась. К примеру, течет крыша. В одиночку глава семейства Виктор Рыбкин, оставшийся без работы ввиду ликвидации арсенала, починить ее не сможет, а в деньгах они стеснены (хотя некоторые односельчане полагают, что Рыбкины получают «миллионы» за детей). Нужен линолеум, часть потолка опять же не заделана…
— Но главное во всем этом, — восклицает Римма Рыбкина, — то, что теперь точно знаю: чиновники бывают хорошими!
К слову, о хороших чиновниках. Семья Рыбкиных просит нас на страницах газеты выразить огромную благодарность всем тем, кто принял участие в их судьбе и не оставляет до сих пор.
А лично Сергею Ивановичу Морозову они просили напомнить о том, что он собирался к ним в гости. Пироги они поставить успеют.

Алексей БАЛАЕВ