Оксана Моисеева
Андрей Козлов водит кукол вот уже более тридцати лет – в Ульяновский кукольный театр попал сразу после школы, в 1979 году. Сколько за это время довелось вывести на сцену кукольных персонажей, он и сам не берётся подсчитать. Но в том, что к кукле следует относиться как к своему партнёру, артист уверен.
– Насколько трудно научиться водить куклу? Наверное, так же, как «освоить» фортепьяно или скрипку. Я не считаю куклу инструментом, точно так же, как нельзя назвать инструментом кисточку художника – ведь через неё мастер общается с окружающим миром. А кукла – это твой полноправный партнёр на сцене, и если ты будешь общаться с ней фальшиво, то она тоже ответит фальшью. И зритель это сразу почувствует. Если актёр работает просто чтобы отработать очередную роль, тогда его куклу можно назвать инструментом, и не более. Но если он вкладывает в свою работу душу, тогда и происходит то волшебство, которое можно назвать очеловечением твоего персонажа. И чем искреннее твоё отношение к партнёру, тем больше отдачи получишь и ты сам, и твой зритель.
– У Вас есть какие-то свои ритуалы перед выходом на сцену?
– Да никаких особых магических действ нет – просто для меня уже очень давно стало законом проверить куклу перед началом спектакля. Чтобы все тросы были выпрямлены, голова поворачивалась, руки-ноги гнулись. Кукла так же, как человек, любит, чтобы о ней заботились, и за отсутствие внимания может отплатить прямо посреди спектакля.