Эта мистическая история произошла в последний день 1955 года в Куйбышеве, ныне Самаре. Девушка, танцевавшая с иконой (так ей захотелось), окаменела. Посмотреть на чудо в соседнюю область ездили в то время и ульяновцы.

Так гласит легенда
В одном частном доме на ул. Чкаловской жили мать с сыном. Под Новый год сын решил устроить у себя вечеринку и пригласил друзей. Как водится, сначала выпили, потом пошли танцевать по парам. А вот у девушки Зои парня не было, не пришел на праздник. Девушка сначала загрустила, но потом вдруг заявила всем, что раз ей не с кем, то она будет танцевать с иконой Николая-святителя. Ее пытались остановить, мол, побойся Бога. «Пусть накажет, если он есть!» — с этими словами Зоя взяла икону и пустилась с ней в пляс. Она сделала лишь несколько кругов, как комната озарилась ярким светом и грянул гром. Танцующих разбросало по сторонам, а Зоя застыла посреди комнаты с иконой в руках.
Как ни пытались ребята ее растормошить, ничего не получилось. Вызвали скорую и милицию, но они тоже ничего не смогли поделать. Тело было твердое, как камень, но сердце билось. Потом, по слухам, приехали московские ученые, священники, и никто из них не смог вывести Зою из окаменелого состояния и вынуть из рук икону. И лишь спустя 128 дней, как раз на Пасху (а она была тогда в мае), в доме объявился какой-то старичок с бородкой. Как рассказывали, подошел к девушке и спросил: «Ну что, устала стоять?». А после растворился в толпе. Тут Зоя пришла в себя, прошла к кровати и села. Люди заговорили, что это был сам Николай-святитель. Зою спросили: «А кто тебя кормил все это время?». Она ответила, что голуби…

«Не подпустили к дому за квартал»
Слух об окаменевшей девушке уже через несколько дней долетел до Ульяновска. Рассказывает Анастасия Ермолаева, ныне пенсионерка из Чердаклинского района:
— У меня мать была верующая, пост постоянно держала, в церковь ходила. На Рождество пошла в храм, а оттуда пришла сама не своя и рассказала мне эту историю. Мол, вот Бог наказал грешницу. Мне было тогда 18 лет. Я не очень-то поверила ее рассказам. Но потом эту историю мне рассказали подруги в училище, а у одной из них были родственники в Куйбышеве. И мы решили съездить туда. Был конец февраля 1956 года. Куйбышев только и жил разговорами об окаменевшей, но видеть ее никто не видел. Остановились мы у родственников подруги и в тот же день пошли на улицу Чкаловскую. Еще на подходе к той улице мы увидели толпу людей. Кто-то молился, другие спорили. Весь квартал был окружен милицией. Они были даже на конях. Движение транспорта перекрыли. Милиционеры никого не пропускали, даже жителей из близлежащих домов пропускали только по паспортам, где значилась прописка. Издали я увидела этот дом, особо он не выделялся. Там тоже было оцепление. После говорили, что у девушки столбняк. Другие утверждали, что таким способом Бог дал понять всем, что он есть. И действительно, после этого события в городе вырос интерес к церкви. Даже мы, молодые, пошли в храм на Пасху. В тот год в ночь на Святое Воскресение было столько народу!
Летом я вновь приехала в Куйбышев. И уже свободно прошла к дому, оцепление сняли. Но в сам дом по-прежнему никого не впускали…

Следы Зои потерялись
Известно, что местные журналисты пытались разыскать следы Зои, но безуспешно. По одним сведениям, она умерла через несколько дней после случившегося. По другим — ушла в монастырь. Иные говорили, что попала в психушку, сменила фамилию и стала жить в одном поселке Самарской области. Достоверно лишь известно, что после этих событий началось широкое наступление на религию. В газете «Волжская коммуна» появилась статья под заголовком «Дикий случай».
Сейчас же все больше говорят о том, что на самом деле не было никаких врачей, поседевших милиционеров, святых старцев. Зато есть признания отдельных журналистов, которые сочинили некоторые «подробности» о Зое и шутки ради опубликовали их в своих СМИ.
Интерес к событиям января 1956 года в Самаре-Куйбышеве ныне проявляет кто угодно, но только не официальная наука. Возможно, что если бы легенду об «окаменевшей Зое» прокомментировали авторитетные ученые, то не было бы вокруг нее столько вымыслов и откровенных фальсификаций.

Арсений КОРОЛЕВ