В эти дни в музее «Выставочный зал на Покровской» работает экспозиция «Керамика со всех точек зрения». Здесь представлены авторские работы единственной в Ульяновске гончарной мастерской «Керамос». Несмотря на то, что прошло уже больше месяца, залы музея не пустеют, а в книге отзывов появляются всё новые и новые восхищённые отзывы…

«Работа гончара – как бога…»
Директор мастерской «Керамос» Сергей Русских, который возглавляет предприятие с момента его рождения в 1995 году, на классический образ руководителя не похож категорически. И мастерскую его офисом никак не назовёшь, и вместо стола – гончарный круг. За ним, собственно, Сергей и проводит практически весь свой рабочий день. Да и внешний вид соответствующий: не упакованный в костюм и галстук предприниматель, а колоритный гончар за своим многовековым орудием производства. Образ вневременной: недаром гончарному мастерству более семи тысяч лет, и человек за гончарным кругом – один из излюбленных образов самых разных поэтов – от Омара Хайяма до Ольги Бергольц. Само помещение, где располагается «Керамос», тоже впечатляет: огромная сушильня, печь для обжига, которую топят по старинке дровами. И горшки, горшочки, миски, кувшины, фигурки всех форм, оттенков и размеров – аж в глазах рябит…
По словам Сергея, который совмещает сейчас должность главы фирмы и функции единственного на данный момент гончара предприятия, специального образования «мастера круга» он не имеет.
– Из всех «корочек» у меня диплом ПТУ по специальности «регулировщик радиоламповой аппаратуры», – смеётся Сергей. – А к середине «лихих девяностых» я занимался дизайном интерьеров. Заинтересовался изготовлением изделий из керамики. Так вот и возникла идея создать свою мастерскую-студию. И в 1995 году в Ульяновске появился «Керамос».
В мастерской придерживаются старинных традиций гончарного производства. Глину закупают в Сухом Карсуне и на Урале по цене от пяти до семи рублей за килограмм. Потом мастера «Керамоса» готовят её сами, проводят весь необходимый цикл процедур. Сначала она размачивается в воде, перемешивается, очищается от корней, веток, камешков и прочего мусора. Затем на шаровой мельнице её перемешивают до однородного состояния. И только потом – добро пожаловать на гончарный круг.
– Для того чтобы овладеть ремеслом гончара, теории, в общем-то, немного, – объясняет Сергей. – Сидеть можно, как тебе удобно, руки держать – как приспособишься. А в общем, как говорится, достигается упражнением. Главное – навык, практика. Чем больше времени сидишь за кругом, тем лучше результат. Вообще же это довольно тяжёлая работа, даже физически, особенно если изделие крупное. Попробуй восемь часов просто посидеть статично – через тридцать минут устанешь. А ведь процесс лепки прерывать нельзя…
В общем, как сказал поэт Илья Славицкий: «Работа гончара – как бога, и так же, право, нелегка».
После того как изделие сошло с гончарного круга, оно должно полностью высохнуть – иначе при обжиге в печи оно разлетится. Высушивание – самый длительный и ответственный процесс – чтобы изделие не покрылось трещинами, влага из него должна уходить медленно и равномерно. Поэтому сначала изделие обсыхает просто на воздухе, потом помещается в специальный шкаф-сушильню. Затем идёт первый обжиг – без глазури, профессионалы его называют утильным. Потом изделие декорируется, если предусмотрена подглазурная роспись, его расписывают специальными красками, и снова в печь. После второго обжига изделие готово.

«Народное» изделие
Ассортимент у «Керамоса» самый разнообразный. Фирма работает в основном под заказ, поэтому загруженность предприятия может быть разной. В среднем количество изделий, которые мастерская производит за год, «зашкаливает» за миллион.
– У нас есть 30-40 постоянных клиентов, с которыми мы сотрудничаем, – рассказала сотрудница фирмы Татьяна Русских. – Они разной направленности. Очень много заказов на цветочные горшки – от частных предприятий, индивидуальных предпринимателей, а недавно был большой заказ из Дворца культуры «Губернаторский» – делали в одном стиле от маленьких горшочков до огромных кадок под пальмы и большие растения. Многие регионы с удовольствием заказывают у нас сувенирную продукцию. С каждым таким заказом мы работаем индивидуально, проговариваем рисунок, утверждаем эскизы. Вон на полке набор бокальчиков и штофов, которые нам заказали аж с Камчатки. Рекламу нашего предприятия мы не даём – деньги на неё надо тратить постоянно и немало, а подействует ли она – неизвестно. Так что новые клиенты находят нас по сайту в Интернете.
Своих магазинов у «Керамоса» нет, продукцию они реализуют на ярмарках, выставках народных промыслов и через небольшой отдел в одном из специализированных магазинов города. Татьяна говорит, что они и рады бы открыть хотя бы одну свою торговую точку, но средства, увы, не позволяют. Ведь, несмотря на то, что гончарное мастерство признано народным промыслом, никаких льгот для предпринимателей, развивающих его, не предусмотрено. А ведь среди изделий «Керамоса» есть образцы, официально признанные «образчиками народных промыслов».
Это классические русские крынки с росписью, горшочки для жаркого, бокальчики… Вообще они хорошо покупаются на различных ярмарках, причём часто людей удивляет, что такая традиционная вещь, как, например, крынка, вполне функциональна, её можно использовать в приготовлении пищи, поставить в духовку или микроволновку. Но сам процесс получения статуса «народного изделия» очень трудоёмкий, нужно делать образцы, готовить целый пакет документов и отправлять на утверждение в Министерство промышленности РФ, которое и присваивает это «звание». Этот процесс упростился, если бы можно было объединиться с коллегами, но, к сожалению, «Керамос» на данный момент – единственная гончарная мастерская в регионе.
– А как же знаменитые гончары из Сухого Карсуна?
– Увы, сейчас этот промысел в Карсуне практически прекратил своё существование. Несколько лет назад там ещё были мастера, Сергей даже ездил туда, изучал их методы работы. Но в сельской местности выживать ещё сложнее, чем в городе, – там у каждого своё «натуральное хозяйство», которым тоже надо заниматься. Так что сейчас они в свободное время уезжают в Москву на заработки.
Как заказать юбиляра
Сергей Русских считает, что пока в Ульяновске есть люди, способные оценить эксклюзивность и оригинальность работы, мастерская будет существовать. Но пока немногие способны оценить настоящий хенд-менд. Бывает, человек считает, что цена на изделие явно не соответствует материалу, из которого оно сделано, – мол, не из золота же ваза, а из глины. А то, что это ручная работа, что в неё вложен большой труд и индивидуальность мастера, в расчёт не принимается. Есть у предприятия сложности и с кадрами. Сейчас в коллективе «Керамоса» – шесть человек, и директор предприятия Сергей остался единственным «мастером круга». Найти же хотя бы ещё одного гончара пока не удаётся.
– Летом у нас какая-то ярмарка была, и мы там мастер-класс давали. Но я сел за гончарный круг и стал всякие мелкие штучки лепить. А они же быстро получаются. И парнишка какой-то посмотрел и говорит – мол, надо научиться, много денег заработаю. Но когда я сказал, сколько у нас люди получают, он рукой махнул, и заявил, что лучше в сантехники пойдёт. И потом, если ты за гончарный круг сел, это ещё не значит, что сразу деньги начнёшь зарабатывать. Должно какое-то время пройти, чтобы навыки появились. И не у всех получается. Некоторые месяцами бьются, а ровный симметричный кувшин слепить не могут.
Тем не менее и сейчас в Ульяновске есть люди, которые ценят оригинальность, «штучность», индивидуальность. Своеобразной визитной карточкой «Керамоса» уже давно стали эксклюзивные напольные вазы, которые с удовольствием заказывают для подарков на свадьбы и юбилеи. А в последнее время ещё одним очень популярным подарком стали статуэтки, изображающие виновника торжества.
– Мы разговариваем с заказчиком, берём фотографию «объекта», чтобы было портретное сходство, выясняем, чем он занимается или какое у него хобби, – рассказывает Татьяна. – Вот, например, этот господин в белом халате. Можно подумать, что он врач, а на самом деле этот человек занимается поставкой медтехники. Стоят такие статуэтки в зависимости от степени сложности от четырёх до пяти тысяч рублей. Сейчас такие «копии» юбиляров очень часто заказывают…

Оксана Моисеева