С.И. БЕМОЛЬ
Кусайте локти те, кто не был 14 мая на выступлении Роберта Лайтхауса. Ибо настолько чистой и честной музыки в блюзовом жанре в наше время негусто.
Сразу же хочется поблагодарить организатора — областную филармонию — за приглашение на этот роскошный концерт. И в качестве небольшого «лирического отступления» хочется сказать, что руководство филармонии намерено проводить политику «настоящей музыки» уже в обозримом будущем. Так что Лайтхаус — своего рода «застрельщик», вслед за ним нас ожидают встречи — поверьте, незабываемые! — с джазом, точнее — с ярчайшими его представителями. Вернемся, однако, к Роберту Лайтхаусу.
«Случайных» слушателей на концерте не было — люди шли на конкретного исполнителя конкретной музыки. Роберт является одним из самых ярких представителей так называемого «дельта-блюза» (корневого блюза) на североатлантическом побережье океана. Правда, от отцов-основателей — таких, как Лидбелли, Роберт Джонсон, — он отличается если не кардинально, то с «поправкой на эпоху» — акустический блюз Лайтхаус искусно смешивает с «электричеством», получая на выходе весьма самобытный блюз-рок, узнаваемый по первой ноте. Оно и неудивительно — школе, которую прошел 48-летний Роберт Лайтхаус, позавидовали бы многие гитаристы. Лайтхаус играл и записывался с такими блюзовыми столпами, как Тадж Махал и Мик Флитвуд; последний — основатель трансконтинентальной группы Fleetwood Mac. А уж работа с легендарными Мадди Уотерсом и Хаулин Вульфом и вовсе возносит Роберта в первый эшелон блюза. Любопытно, что многие зарубежные критики в своих отзывах не раз писали о Роберте: «Творчество Лайтхауса — это то, что делал бы сегодня Джимми Хендрикс, будь он жив».
Лайтхаус познавал основы мастерства в блюзовых мек-ках Америки — Чикаго и Новом Орлеане. В начале творческого пути много путешествовал по стране, играл в барах и клубах, активно выступал как уличный музыкант. Приехав в Вашингтон, он попадает в группу легендарного харписта Чарли Сейлеса. В” составе группы музыкант поехал на свои первые гастроли по США и Европе, а уже через год Роберт Лайтхаус начал давать сольные концерты.
Музыкант много гастролирует, в том числе и в нашем Отечестве. Достаточно сказать, что с 2008 года провел уже одиннадцать туров по России, а на днях состоялся его сотый концерт в нашей стране. В Ульяновск музыкант приехал в первый раз, но твердо пообещал вернуться еще.
Что же до концерта, прошедшего в зале филармонии, на котором Лайтхаусу аккомпанировал коллектив Blues Devision из Набережных Челнов Band, то зрители в один голос утверждают, что звук получился очень драйвовым — спокойно не сидел почти никто, руки и ноги вольно или невольно отбивали ритм. Кстати, Роберт не только выжимал душу из струн и рисовал узоры голосом — он также рассказывал истории создания своих песен. Примечательно, что некоторые его вещи сочинены в России, а две — в поезде во время путешествия по Сибири. В связи с последним фактом стоит сказать, что у Лайтхауса есть даже концертный альбом с названием Made In Siberia.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Вот несколько коротких вопросов и ответов перед концертом Лайтхауса в Ульяновске.
— Роберт, как вам наш город?
— Очень уютный. У вас красивейший вид на Волгу. А сама она — Волга — просто поразительна. Великая река! Я, кстати, сегодня в ней купался. Потому что, знаете ли, обожаю нырять. А вообще Россию я люблю, потому что в ней живут поразительно красивые — и внешне, и внутренне — люди. Ваш город не исключение.
— Вы будете исполнять только свои песни?
— И их тоже… Но, видите ли, блюз — музыка практически народная. То есть я хочу сказать, что имена авторов многих блюзовых стандартов ныне мало кто помнит, зато хорошо знают тех, кто поет кавер-версии на эти нетленки. Потому что блюз — больше, чем музыка. Что же до репертуара, то я люблю играть чужие вещи. Хотя блюз не бывает «чужим». Песни Хендрикса, Уотерса Бадди Гая и других я всегда играл как свои. Они мне родные. Вот вам еще однё особенность блюза — он роднит людей.
— Пишут, что на сцене вы — минималист. Это правда?
— Только не в музыке! А в остальном… меня мой формат более чем устраивает. Я имею в виду, что мне не нужны ни постановочное шоу, ни костюмы, ни грим, ни видеоряд. Я играю музыку — она для меня и, надеюсь, для моих слушателей все-таки первичнее. Да и гораздо удобнее колесить по России с гитарой в одной руке и сумкой в другой, а сэкономленные деньги я предпочитаю посылать сыну в Швецию, где, кстати, и сам родился.
— И большая у вас семья?
— О! Кажется, понимаю (смеется)! Нет, я не женат… в настоящее время.
— Тогда вернемся к творчеству. Получается, что в отсутствии «лишнего» ваши концерты носят характер камерных?
— Я играю блюз, который можно исполнять просто в комнате, даже сидя на дереве, блюз — очень «интимная», проникновенная музыка, невзирая на его «нерв». Стадионов я как блюзовый исполнитель собирать не привык. Максимальная аудитория, для которой я обычно играю, — 200-300 человек. Так что зал в Ульяновске в этом плане просто идеален.
— Что вас вдохновляет к творчеству?
— Любовь.
— В таком случае как вы считаете, что в блюзе важнее — любовь к женщине или к жизни?
— На этот вопрос я никогда не смогу ответить односложно. Потому что для меня это равновеликие величины.

СПРАВКА «НГ»
«Дельта- блюз» — самый ранний стиль блюзовой музыки, появившийся в начале прошлого века в районе дельты реки Миссисипи. Первые записи «дельта-блюза» были созданы в конце 1920-х годов. «Дельта-блюз» оказал большое влияние и на британский блюз, который, в конце концов, стал родоначальником хард-рока и хеви-метал. А самые известные рок-исполнители (Led Zeppelin, Jimi Hendrix, Eric Clapton, The Doors и многие другие) всегда имели в своем репертуаре классические произведения «Миссисипи-дельта»- блюзменов. Наиболее яркие и известные представители этого направления — John Lee Hooker, Muddy Waters, Willi Dixon, Howl in Wolf, Robert Johnson.