Арсений КОРОЛЕВ
приходится чиновнику на госслужбе.
Ульяновские власти имеют свой кадровый резерв. В него входят чиновники, бизнесмены, представители некоммерческих организаций, работники науки и образования. Именно из этого списка в основном и выбираются кандидатуры на должность министра, зама или другого высокопоставленного чиновника. О кадровых проблемах органов государственной власти региона в интервью «НГ» рассказала директор департамента государственной и муниципальной службы правительства Ульяновской области Татьяна Морозова.
— Татьяна Владимировна, хватает ли кадров для органов власти и насколько нужен кадровый резерв?
— Кадровый резерв — это, по сути, запасной игрок. Кадры есть, но они должны соответствовать необходимым требованиям и навыкам. У нас же порой выпускники вузов приходят с устаревшими знаниями. Законы так быстро меняются, что высшая школа не успевает следить за этим. Плюс ко всему многие выпускники просто не готовы работать в том режиме, в котором работает власть. Это СМИ в последнее время создали радужный образ чиновника — не жизнь, а малина. У всех трехэтажные коттеджи, машины. И формируется представление, что рай — это здесь. А когда к нам приходят, то понимают, что здесь надо не порхать, а пахать, и наступает разочарование. К тому же, работая чиновником, ты сам себе не принадлежишь, вся твоя жизнь, доходы выставляются на всеобщее обозрение. За каждый неправильный шаг — публичное обсуждение. И вот как найти такого человека? Встречаясь с руководством региона, я говорю, что кадров нет и не будет. Я имею в виду тех, которые умеют все и сразу. А если их нет, то надо вырастить. Технология выращивания кадров — это и есть задачи кадрового резерва. Это как запасное колесо в телеге. Человек поступает к нам через конкурс в кадровый резерв. Власть заинтересована в эффективных и знающих управленцах. Борьба за качественный человеческий ресурс продолжается. И власть здесь не в выигрыше по сравнению с бизнесом. Что мы можем предложить? Ненормированный рабочий день, зарплату, не соответствующую решаемым задачам, большую ответственность за принятие решений…
— Сколько у нас человек в кадровом резерве и кого больше — мужчин или женщин?
— В кадровом резерве органов исполнительной государственной власти — 457 человек. Это на государственную гражданскую службу. В муниципальных образованиях таких 943. Всего где-то 25-30 процентов. К концу года эту цифру мы хотим довести до 50 процентов. Больше, конечно, женщин — около 70 процентов. Ведь основные должности у нас — это сотрудники не высшего звена, и их, как правило, занимают женщины. Мужчины — управленцы, практики. Это в большинстве министерские должности.
— И сколько можно ждать назначения на должность, находясь в кадровом резерве власти?
— Срок нахождения в кадровом резерве три года, но могут назначить на должность и через два, и через год. По истечении трех лет мы отсеиваем людей из резерва. Все это закреплено в положении. Так, в марте этого года 29 резервистов, у которых истек срок и не подходящих по возрастному ограничению, были исключены из резерва управленческих кадров Ульяновской области; одновременно было отобрано и зачислено в резерв 103 человека из 168 претендентов.
— Недавно Дмитрий Медведев предложил проводить конкурсы по замещению высших должностей в системе госслужбы. Мы готовы к этому?
— А у нас это есть. В ноябре 2011 года создана областная кадровая комиссия для замещения высших должностей. Через эту комиссию назначают министров, их замов, руководителей департаментов. То, что губернатор на совещании говорит о назначении того или иного чиновника на высшую должность, это лишь планируемое назначение. Реальное же происходит через комиссию. Среди ее членов немало людей, которые работали в свое время в обкомах, горкомах партии, так сказать, элита советского периода. От них зависело развитие области. И хотя они сейчас в возрасте, но, пообщавшись, понимаешь, насколько высок их управленческий уровень.
— Часто ли у нас происходит ротация кадров в госслужбе?
— Мы ротировать людей пока не можем. Сегодня нет такого закона, и технология пока не работает. Есть только инициатива. С 2013 года будет такая технология. Пока же мы составили перечень ротационных должностей и план ротации. Кого и когда переставлять. Готовим необходимые документы.
— Слышал, что у нас есть Корпоративный университет резерва управленческих кадров. Он реально работает?
— Работает с 2011 года. Это одна из форм подготовки управленческих кадров. Люди учатся по субботам, притом многие из них живут в районах и приезжают специально на занятия. У них есть даже дневники. Перед ними выступают действующие наши министры, их замы. То есть практики. Теоретическую часть читают преподаватели и профессора вузов.
— В сравнении с другими регионами чем мы можем похвастаться в кадровой политике?
— Вот недавно вышел указ президента РФ о совершенствовании кадровой политики, и те моменты, которые там отражены, у нас давно есть. С 2008 года практикуются наставничество и стажерство. У нас есть «Клуб молодого госслужащего», работает адаптационная программа «Курс молодого бойца» — для тех, кто приходит на госслужбу. Мы обучаем человека, он получает практические знания. Вот, к примеру, наставничество. У меня в департаменте есть девушка на технической должности, и за ней закреплен главный советник. С него и спрос. Его задача — качественно все объяснить ей и показать. И заметьте, наставничество бесплатное. Стажерства вообще нет ни в одном регионе. Студент последнего курса вуза либо его выпускник через конкурс получает должность стажера на полгода. И это отражается в его трудовой книжке. Он получает минимальную зарплату. То есть реально работает. И если этот человек, проработав некоторое время, понимает, что это не его, он уходит. И были такие случаи. Ведь это механизм отбора. Многих стажеров у нас забирают федеральные структуры. Например, из департамента общественной безопасности стажеров охотно берут в УФСБ, УМВД, налоговые органы. Даже бывает обидно. Мы учим-учим человека, а его, уже готового, забирают. Вот у меня в департаменте в юридическом отделе был специалист-стажер, его забрала прокуратура…

КСТАТИ

В органах исполнительной власти Ульяновской области сегодня работают более 1 800 человек. В прошлом году проведено 13 конкурсов в кадровый резерв на замещение должностей государственной гражданской службы облправительства. 51 человек зачислены. Сейчас проводятся два таких конкурса.