Он играет отпетых мерзавцев и директора школы, водителя такси и криминального авторитета, генерала и банкира. Смотришь на такие разнополярные образы, и хочется понять, что любит, во что верит, как относится к нашей непростой жизни актер, сыгравший этих героев. Об этом — наш разговор с Валерием Бариновым, гостем международного кинофестиваля «От всей души». На фестивале он представлял фильм «Дом ветра».

Об актерской профессии
С годами на меня наваливается все больше работы. «Как удачно стареет Баринов!» — это сказала обо мне одна критикесса. Конечно, уже и уходит масса ролей. Время беспощадно, но оно и справедливо. Мечты о ролях остались в том времени, когда я еще на ярмарку ехал. Сейчас еду с ярмарки. С удовольствием сыграл бы моноспектакль, где рассказал бы о несыгранных ролях. Но для этого нужны силы, время и хороший режиссер. А хороший режиссер — тот, который ставит передо мной невыполнимые задачи. И тогда я вывернусь наизнанку, достану из себя все, достигну цели и буду счастлив. Когда режиссер ТЮЗа, где я сейчас играю, Кама Гинкас ставит передо мной такие задачи, я неделю выбираюсь из тупика. А тупик — это золотоносная жила для актера. Тогда в тебе много открывается, работает твой творческий инструмент. А инструмент — это я сам. И надо уважать его, чтобы тебя уважали. Эту фразу мне однажды на съемках сказал великий актер Олег Борисов. Я в меру капризный артист. Но этому завету верен.
Мне очень повезло в жизни. Попал в профессию, в которой я счастлив. За 45 лет творческой деятельности у меня не было крупных провалов. На заре актерской карьеры в питерской Александринке я работал с великими артистами — Николаем Симоновым, Юрием Толубеевым, Бруно Фрейндлихом, Александром Борисовым. Это были кумиры моего детства.
Я отношусь к актерству как к рабочей профессии, к примеру, токаря или слесаря. Мне сегодня дают наряд — сделать контр­гайку для унитаза, а завтра — деталь для сопла ракетного двигателя. И я должен сделать все. Я жаден до работы. За любое появление на экране или сцене я отвечаю.

О деньгах
Сейчас снимаюсь в документальном сериале «Книжная Москва». Мучительнейшая работа. Съемки начинаются в пять утра. За 12 часов съемок уматываюсь так… Да еще «Кадеты» и «Ранетки» не дают жизни. Снимали на Красной площади, где масса приезжих школьников, которые, завидев меня, тут же начинали кричать: «Директор! Ранетки!».
В ТЮЗе у замечательного режиссера Камы Гинкаса я за год получаю столько денег, сколько за съемки в кино за полтора дня. В кино и сериалах за плохих героев я беру дороже. Как-то предложили роль мэра, да еще нетрадиционной ориентации, да еще вора. Я и говорю: «Ребята, у вас нет таких денег, чтобы я это сыграл».
Сейчас снимаюсь в семи фильмах. Точнее, в двух снимаюсь, в остальных — меняю жизнь на деньги. Хотя это не значит, что не вкладываю в них душу. Но однажды проснешься ночью, посмотришь в потолок и спросишь себя: «Зачем? Зачем я менял жизнь на деньги?». С ужасом жду от себя этого воп­роса.

О быстротечности жизни
Орловский театр предложил мне роль короля Лира. Но боюсь, что может не хватить сил. В «Скрипке Ротшильда» в ТЮЗе я играю в телогрейке, и за полтора часа она становится мок­рой насквозь. Кстати, от этой роли отказались Михаил Ульянов и Алексей Петренко — тоже побоялись, что не хватит сил. Хотя во мне есть врожденная актерская нищета — не материальная, а жажда ролей.
Жизнь так быстротечна, что иногда кажется: ничего не успел сделать. Недавно побывал на встрече с одноклассниками, некоторых не видел полвека. А встретились — вроде все было только вчера. А мы еще все время толкаем жизнь вперед. У нас зарплата 12-го? А какое сегодня число? Еще десять дней до зарплаты? Боже! Прогулялся по вашему Венцу, посмотрел на Волгу — какой простор! Нас окружает вечность, а мы — песчинки. И я обрадовался: даже когда я уйду — все это останется.

О плохом и хорошем
Люди усложняют все, потому что каждый смотрит на жизнь из своего теремка. Мне важно это, а другому — вовсе неважно. Вот и получается, что жизнь сложна. Давайте друг друга любить. Без чего я не представляю хорошего человека? Без сострадания. В каждом человеке есть хорошее и плохое, и во мне тоже. В отрицательных ролях я выплескиваю весь негатив, который есть во мне. Весь день коплю дурную энергию, злюсь на все, чтобы к поднятию занавеса я кипел от ненависти к миру. Это дает силы и энергию для роли.
Когда-то я играл в спектакле по пьесе Друцэ «Птицы нашей молодости». И там героиня говорит: «Я должна родить человека. Но я боюсь. Как вырастить его хорошим?». А ей отвечают: «Научи его вовремя смеяться и вовремя плакать. Все остальное он поймет сам». Если зрители на моих фильмах и спектаклях будут там, где надо, смеяться и плакать, буду считать свою актерскую миссию выполненной. Человек должен смеяться, когда смешно, и плакать, когда больно. Вот так я воспитывал своих детей, и я ими доволен.

О вере
Как сохранить веру в людей? И — Веру? Она ведь как деньги, как талант. Или ты веришь, или ты не веришь. Каждому человеку я предлагаю обратиться к себе и понять: за что же тебя наказал Бог, а за что отметил? Ведь если покопаться в своей жизни, всегда можно найти корни вины того или иного поступка. Или обнаружить маленькую случайность, которая повернула жизнь на 180 градусов. Вот пример из моей жизни. Перебравшись в Москву, я каждый день ездил в Банный переулок, где собирались желающие снять или сдать комнату, на трамвае номер 50. А тут еще ко мне жена приехала. Жить негде. Мы поругались, и она собрала чемоданы, а я обещал проводить. Но сначала поехал в Банный. И тут случайно подходит трамвай номер 7, стоит с раскрытыми дверями. Я вдруг взял и сел. И, подъезжая на место, увидел старушку, которая явно шла сдавать квартиру. В общем, я ее перехватил. И она сдала мне дом в Малаховке. Туда я и привез свою жену. А ей врачи «пообещали»: детей не будет никогда. В Малаховке мы помирились и прожили там счастливый год. И родили сына Егора. Вот вам и другой трамвай… Егора мне привез. Сын, кстати, сейчас много снимается в кино и сериалах.

О защищенности культурой
Человек, защищенный культурой, не будет смотреть ту лабуду, что льется с телеэкранов. Можно поднапрячься, поднять экономику, поставить на каждом квадратном метре по пять баллистических ракет, но если не будет защиты культурой, грош цена этим ракетам. Телечиновникам кажется, что рейтинг делается на том, что сказала Собчак Волочковой. Уже не делается. Не надо есть хлеб с кровью. Часто выступаю с чтением прозы Бунина. И знаете, люди соскучились по хрустальной, чистой воде нашей литературы. Устали от тюльки, которую приходится жевать.

О добре
Фильм должен пробуждать добрые чувства. Для меня это всегда было определяющим в оценке картины, в выборе роли. Помните Пушкина? «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал». Вы можете задуматься над фильмом, можете возмущаться, но в основе любого чувства должно быть добро. Если после фильма у вас чуть-чуть прибавилось добра — значит, цель искусства достигнута.

Об актерском счастье
Что такое актерское счастье? Это когда умирает зал. Когда он дышит с тобой в одном ритме. Я люблю играть для самой отъявленной публики — 14-15-летних подростков. Вот они приезжают классом в театр. А их привели на Шиллера. Сначала в зале хохот, свист. Но в какой-то момент ты их поймал. Они смотрят на сцену: оказывается, из коварства и любви люди умирают! И они сидят растерянные. Как такое может быть? Ведь все должно кончиться хорошо, как в телесериалах. И сидят зареванные.
Из нашей жизни исчезло много ценностей, пришли новые, и они не особенно хороши. Именно культура должна рассказать, что такое хорошо и что такое плохо. Кино и театр не могут ответить на вопросы. Но на сцене и экране должен быть показан вариант поведения. Запрещать ничего нельзя. Но художник ответствен за то, что он делает. Нравственная цензура должна быть в самом творце. Тем более что сегодня цензура денег гораздо жестче, чем прежняя, идеологическая. Пусть искусство поставит проблему, а человека это подтолкнет к ее решению. Пусть человек уходит из зрительного зала с ощущением, что жизнь станет хоть чуть-чуть лучше. Искусство должно вползать в человека и держать его.

СПРАВКА «НГ»
Валерий Баринов родился 15 января 1946 года в деревне Жилино Орловской области. От первого брака — сын Егор Баринов, от второго — дочь Александра. Окончив Высшее театральное училище при Малом театре (1968), начал сценическую деятельность в Театре им. А.С. Пушкина в Ленинграде (ныне — Александринский театр). В Москве работал в Театре Советской армии, театре им. Пушкина, в Малом театре. С 2005 года — актер МТЮЗа. Народный артист России. В кино и на телевидении сыграл более 120 ролей. Среди них: «Красные колокола», « Хозяйка детского дома», «Господин Великий Новгород», «Пять минут страха», «Волкодав», «Игра на миллионы», «Петербургские тайны», «Досье детектива Дубровского», «Каменская», «Водитель для Веры», «Кадетство», «Ранетки», «Псевдоним Албанец», «Фурцева».
Татьяна ФОМИНА