О том, что они прямые потомки Ивана Гончарова, сестры Клер, Элибет, Мари-Элен Симон знали всегда. Но с самым знаменитым произведением предка, романом «Обломов», познакомились только в 92-м году. Причем в довольно неудачной адаптации. Более полное представление о России и русском характере у них сложилось после просмотра фильма Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни И.И. Обломова».
– Для нас, для французов, Обломов представляет как раз русскую душу, – признается Клер Симон. – Это характер, которого в Европе не найдешь, который типичен для России.
– После фильма Никиты Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова» это было для нас открытием, – добавляет Элизабет Симон. – Мы узнали и об Обломове, и о России очень много.
У Никиты Михалкова отношение к Гончарову очень личное. Для него это философ и поэт, пристрастный и снисходительный. Исследователь русской души. А Обломов вовсе не персонаж обличительной добролюбовской статьи «Что такое обломовщина?»
«Созерцательность – она есть огромнейшая сила духовная, – говорит Никита Михалков. – И она не меньшая по способности, чем физическая».
Между тем западные литературоведы Обломова ставят в один ряд с Дон Кихотом, Гамлетом и Фаустом. Сам Гончаров, впрочем, не видел в своих персонажах ничего эпического, себя считал бытописателем, говорил «я не выдумал ничего, сама жизнь у меня, как я переживал ее и видел, как переживают другие. Так она и ложилась под перо».
– Обломовщина – это огромный комплекс нравственно-психологический, так он задуман и так он решен, так воплощен, – говорит доктор филологических наук, заслуженный профессор МГУ имени М.В. Ломоносова Валентин Недзвецкий. – В этом покое, и духовном, и физическом, он пытается найти общечеловеческий смысл, в той жизни, где кругом люди разменялись, раздробились на мелочи, на пустяки.
Александр Соженицын