Ульяновск в начале Великой Отечественной.
В полдень 22 июня 1941 года по радио с официальным обращением к советскому народу выступил нарком иностранных дел Молотов. Через некоторое время тот же текст повторил диктор Юрий Левитан, чей голос в сознании миллионов людей прочно увязался с войной.
Ульяновск, бывший в ту пору районным центром Куйбышевского края, встретил сообщение о нападении гитлеровской Германии также, как встретили его в любой другой точке Советского Союза. Ошеломленные первыми словами из репродуктора («Сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну…»), но вдохновленные концовкой обращения («Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами»), ульяновцы вступили в бой.
«БУДЕМ ДРАТЬСЯ!»
В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР была объявлена мобилизация военнообязанных 1905 — 1918 годов рождения. Первым днем мобилизации стало 23 июня 1941 года. В первые месяцы войны на фронт ушли более десяти тысяч ульяновцев. Поступили сотни заявлений о приеме в народное ополчение, которое начало формироваться по постановлению бюро Куйбышевского обкома ВКП(б) от 8 июля 1941 года. Около 2,5 тысячи ополченцев были направлены на охранустанций, железнодорожных мостов, складов, в милицию взамен ушедших на фронт.
Сотни добровольцев из разных мест съезжались в город, полные решимости идти на фронт. Современным кинодеятелям, увлекшимся темой уклонистов, дезертиров и предателей, следовало бы почитать архивные документы тех дней. К примеру, заявление П.А. Барабанова, рабочего фабрики имени Гладышева Барышского района: «Прошу зачислить меня в ряды Красной армии и немедленно отправить на фронт. Я — бывший матрос, мне больше 50 лет, но я здоров и бодр и могу защищать Советскую власть наравне с молодежью. Я партизан гражданской войны… Буду драться на фронте, как дрался в Гражданскую войну против белых банд. Убедительно прошу в моей просьбе не отказать». И такая картина наблюдалась повсеместно. Десять коммунистов Мулловской суконной фабрики, например, отправились в истребительный батальон. А 60-летний труженик из колхоза имени Нариманова Мелекесского района, также участник Гражданской войны, заявил на собрании: «Мой сын находится в Красной армии. Он будет храбро защищать нашу Родину. А если нужно будет, я и сам пойду биться с фашистскими извергами». В том же районе в первые часы войны было подано 12 заявлений от добровольцев.
«БУДЕМ РАБОТАТЬ!»
Работоспособных мужчин заменяли на местах женщины, старики и даже дети. А уж чего-чего — работы хватало. Как-то в разговоре с Михаилом Лимасовым, старейшим нашим токарем, живой легендой Ульяновского машиностроительного завода имени Володарского, мы узнали, что выдающихся специалистов — он был в их числе — руководство на фронт не отпускало. Оно и понятно: фронту нужна была ежечасная помощь. Потому и работали по 14-16 часов, а то и больше. Это тоже своего рода война, полная лишений и самоотречения. Ульяновцы сделали для победы поболе многих остальных. Достаточно вспомнить, что каждый третий патрон уходил на фронт из нашего города!
К станкам вставали те, кто еще вчера не отличал фрезу от резца, однако люди быстро учились. Потому что времени было в обрез. Но энтузиазм бил через край. Вот выдержки из обращения жен рабочих Ульяновского железнодорожного депо к женам железнодорожников с призывом овладеть мужскими профессиями: «Мы, жены железнодорожников, решили овладеть производственными профессиями своих мужей, чтобы в нужный момент заменить их на производстве. Перед руководством паровозной службы мы ставим вопрос о том, чтобы нам создали необходимые условия. Лично мы решили овладеть специальностью токаря. Товарищи женщины, примемся за учебу! Выполним долг советских патриоток!».
Работы прибавлялось по мере эвакуации в Ульяновск промышленных предприятий со всего Союза. Наш город стал местом эвакуации 15 предприятий. Первым эвакуированным предприятием стала чулочно-трикотажная фабрика имени КИМ из Витебска. Предприятие разместилось в различных зданиях на улицах Шевченко, Гончарова, Советской, в том числе в помещении бывшей Ильинской церкви. В сентябре начался выпуск армейского белья, брезентовых мешочков для штатных узлов минометов и солдатских хлопчатобумажных обмоток, которые, намотанные на голень выше ботинка, заменяли сапоги и преобладали в обмундировании нашей армии вплоть до 1943 года.
Однако самым крупным из всех эвакуированных предприятий стал автомобильный завод имени Сталина из Москвы. К осени 1941 года в связи с угрозой, нависшей над столицей, было принято решение о полной эвакуации завода. К слову, строительство в Засвияжье автомобильного завода было самым крупным в городе и об-
ласти. На его строительстве использовался труд заключенных, а с 1943 года — и труд немецких военнопленных.
«БУДЕМ ВЕРИТЬ!»
В неприметном, уже несуществующем здании на нынешней улице Корюкина с осени 1941-го по 1943-й год располагалась Казанская церковь — главный православный храм в нашей стране на то время. Потому что здесь служил митрополит Сергий (в миру — Иван Николаевич Страгородский), избранный впоследствии (в 1943 году) Патриархом Московским и всея Руси! Надобно уточнить, что в вышеуказанные сроки в Ульяновске находился Священный синод, эвакуированный из Первопрестольной. И в самые тяжелые дни — во время битвы за Москву, во время страшных котлов подХарьковом и Ржевом, когда фашист рвался к Сталинграду, именно здесь иерархи Православной церкви возносили молитвы за победу русского воинства и даже «оказывали существенную материальную помощь фронту», как написано в биографии Патриарха на сайте Московской патриархии. Тогда на пожертвования верующих ульяновцев было построено два десятка танков для фронта!
После возвращения Святейшего Синода в Троице-Сергиеву лавру Казанский храм стал кафедральным собором Ульяновской епархии. А позже превратился в кинозал «Дружба». Здание снесли несколько лет назад, оставив лишь мемориальную табличку.
P.S. Редакция «НГ» благодарит сотрудников Гэсударствен-ного архива новейшей истории Ульяновской области за помощь в подготовке материала.

Алексей БАЛАЕВ

ФАКТЫ И ЦИФРЫ
• В годы войны на территории Ульяновской области было сформировано 13 дивизий. Наиболее известные из них: 4-я, 45-я, 55-я, 154-я и 336-я стрелковые дивизии.
• Ульяновск называли кузницей офицерских кадров: за годы войны здесь по ускоренной программе было подготовлено 12 тысяч офицеров.
• В городе дислоцировались: единственное в стране (на тот момент) училище связи, а также пехотное училище, училище самоходных установок имени Калинина, высшее танковое училище, военно-авиационная школа пилотов, курсы усовершенствования командного состава.
• Продукция, выпускаемая в годы войны на предприятиях Ульяновска и области для фронта: жидкостные компасы, центробежные тахометры и еще 300 тысяч наименований авиационных приборов; электрооборудование; комплектующие для катюш; узлы для миномета МН-82; предохранительное и литейно-кабельное оборудование для связи; автомобили «ЗиС-5в» (4,2 тысячи); несколько сотен вездеходов «Студебеккер-ЮС-6-62»; миллионы патронов и снарядов; 23 километра шинельного сукна и более 4 миллионов шинелей; вещмешки, портянки, носовые платки, маскхалаты, мешочки для сухарей и парашюты; а также носилки, оглобли для саней и телег и многое другое.
• В1941 -42 годах в область прибыли свыше 200 тысяч эвакуированных. Для детей было дополнительно развернуто 18 детдомов, один из них — №10 — для детей из блокадного Ленинграда (шефство над ним взяла «Володарка»)
• На территории области работали 26 госпиталей, развертывание которых началось 25 июня 1941 года, а уже 18 июля первый госпиталь (№1647, размещавшийся в здании школы №1 на площади Ленина) принял раненых. Через наши эвакогоспитали за годы войны прошли 130 тысяч воинов (в основном это были тяжелораненые); 73,9% солдат и офицеров возвращались на фронт.