«Что вы думаете, когда я говорю, что сделала цветы из глины? Наверняка представляете черную, грязную массу, от которой сохнут руки. На самом деле все не так – это производство очень культурное и по-японски утонченное», – говорит Эльвира Салахова, она – первый в Ульяновске квалифицированный инструктор школы японской лепки.
Уникальной техникой девушка увлеклась чуть более полугода назад, и теперь в ее руках с легкостью расцветают розы, гардении, ромашки, пионы и еще десятки видов цветов. Более того, теперь она может не только творить сама, но и обучать желающих овладеть этим ремеслом. В ближайших планах Эльвиры – открыть в городе свою школу лепки из японской глины.
Создание цветов из полимерной глины – запатентованная технология, которая принадлежит японской Академии DECO Clay Craft. В 1981 году президент компании Казуко Мийяй не только разработала пошаговую инструкцию лепки и сборки цветов, но и создала сам материал, с которым сейчас работают более трех тысяч мастеров по всему миру. В результате экспериментов получилась мягкая, гладкая и легкая в работе масса, которую и назвали японской глиной. Цветы, сделанные из этой глины, очень реалистичны и отличаются от живых цветов только тем, что не пахнут.
– На 80 процентов глина состоит из воды, остальное – полимерные материалы из натуральных волокон, – добавляет Эльвира. – Именно поэтому она абсолютно не токсична, очень приятна на ощупь и даже на запах. По-моему, она пахнет жвачкой из моего детства.

За семью печатями
Первая «встреча» Эльвиры с японской глиной произошла случайно – девушка увидела по телевизору инструктора, который рассказывал об этом искусстве.
– Мне стало интересно, – рассказывает она. – Я сама не очень люблю искусственные цветы, но в этом ремесле действительно кажется, что цветы живые!
Эля стала искать в Интернете, где работы можно увидеть вживую, где можно самой попробовать что-то сделать. Уже вскоре был первый урок мастерства в Казани, после которого она поняла – это её дело. Правда, прежде чем взяться за обучение, пришлось первым делом подписать договор о неразглашении: политика академии запрещает инструкторам раскрывать тайны своего ремесла.

Снова за парту
Всю глину, из которой делаются цветы и миниатюры, мастера заказывают в Японии или в головном офисе компании в Москве. Материал этот эластичный, податливый, изделия из него получаются легкие и изящные. Чтобы получить оттенок, мастеру нужно, как художнику на палитре, смешать глину разных цветов. Вообще в этом ремесле очень много от изобразительного искусства, считает Эльвира. Отчасти поэтому до начала занятий она стала посещать уроки живописи в одной из художественных школ города.
– В столичных городах развита сеть всевозможных курсов, но у нас взрослому человеку такого не найти, – делится девушка. – Меня тоже поначалу не хотели брать учиться. Только после того, как я принесла в школу свои работы, они согласились на то, чтобы я занималась в группе с детьми. А меня это вполне устраивало и нисколько не смущало – я же не за «корочками» к ним пришла, а за знаниями.

С точностью до миллиметра
Чтобы получить сертификат мастера-инструктора, Эльвира прошла два курса обязательного обучения и отправила в Японию свою экзаменационную работу. Это искусство достаточно новое – существует всего 30 лет, а в Россию оно пришло лишь в 2008 году. Поэтому все работы президент компании Казуко Мийяй оценивает лично.
– Говорят, эти цветы разрезают, выверяют по сантиметрам, чтобы высота и толщина лепестков была «правильной», – улыбается Эля.
Словом, оценивают придирчиво и строго, и если ученик не сдает экзамен, то вместе с ним вновь проходить испытание должен и его инструктор, иначе сертификат попросту аннулируется. В начале апреля Эльвира отправила свою работу на строгий суд, и в конце мая по электронной почте получила известие о том, что она стала инструктором.

Букет для невесты и мастер-класс в ресторане
Как только Эля пошла учиться, сразу возникли мысли – можно ли превратить это дело в бизнес? Пока для неё лепка из японской глины – это хобби, но возможность зарабатывать, занимаясь любимым делом, кажется ей невероятно заманчивой. К тому же, добавляет она, есть потребность поделиться знаниями – пока со стенами, которые украшены ее работами, а со временем – с учениками.
– Из японской глины можно делать не только цветы – это и картины, и бижутерия, и разные интерьерные вещицы, – говорит Эля. – Сейчас у меня этап изучения рынка – я должна понять, сколько это будет стоить и нужно ли это городу. Потому что можно открыть школу или мастерскую, а потом сидеть без клиентов и платить налоги.
Впрочем, в проведении Эльвирой мастер-классов уже заинтересовались ульяновские рестораны японской кухни, которые предлагают мастеру общими усилиями делать совместный проект. Не оставляют без внимания работы художницы и городские невесты – ведь она может сделать для них свадебный букет, который никогда не завянет.

Удовольствие вместо аплодисментов
Говоря о школе, Эльвира уверена, что занятия лепкой из японской глины понравятся всем.
– С этим материалом очень легко работать, – рассказывает она. – На ощупь он почти как шелк. Это очень приятные и даже эротичные ощущения.
Девушка уверяет, что сев за работу, оторваться от неё уже невозможно – всё равно что грызть семечки, будешь продолжать, пока все не закончатся.
– Не надо думать, что это сугубо женское занятие, – добавляет Эля. – Среди инструкторов школы есть и мужчины. А однажды я предложила полепить своему папе. Он взрослый консервативный мужчина, долго работавший на руководящих должностях, поэтому сначала сопротивлялся. Но когда взял глину в руки, ему так понравилось, что пришлось отнимать.
И самое главное, считает Эля, в этой работе очень много положительных эмоций. Показывая или даря свои работы, она испытывает чувство, схожее с тем, когда актер слышит аплодисменты в свой адрес.

Аленький цветочек подменит колобка?
Как и любой человек, увлечённый своим делом, Эльвира признается – это занятие меняет ее. Работа с цветами стала новой точкой отсчета для многого.
– Пошла в кофейню, заказала кофе за сто рублей, а потом сижу и думаю – это же почти полпачки глины! – смеется она. – А потом новые мысли – я здесь уже полчаса, а ведь за это время можно было слепить два цветка…
Этот азарт и увлечённость делом первыми увидели друзья Эли. Потом её работы увидели их знакомые, потом – знакомые знакомых, и ниточка потянулась… Сейчас работы мастера японской лепки есть даже в женском монастыре в Комаровке Ульяновского района. А недавно она сделала по заказу облправительства пробный экземпляр нового сувенира для гостей региона. По присланной фотографии она вылепила цветок дикого пиона, который считается прототипом аленького цветочка. Сейчас образец ее работы находится на утверждении, так что, возможно, уже в ближайшее время гости города будут увозить из Ульяновска не только хорошее настроение, но и аленький цветочек.
Анастасия Гайнутдинова