Людмила ДУВАНОВА
Совсем еще утро, а Карсун (на целый год старше Ульяновска) вовсю уже радуется своему 365-летию. Разноцветная людская лента нескончаемо вьется между «берегов», заставленных картинами, гончарными изделиями, деревянными ложками-матрешками-игрушками, вышивками, шитьем и кружевом, — все собственного, ручного производства; дети пищат от удовольствия, наблюдая за черненькими вьетнамскими поросятами, огромным бараном, дразнят попугаев; взрослые прямо на улицах пускаются в пляс вместе с самодеятельными артистами, подпевают, торгуются, покупают, и только одинокий полицейский не принимает участия в общем дне рождения: работает…
Весь центр Карсуна умышленно поделен устроителями праздника на своеобразные рекреации: одна зона отдыха — царство сельских работников культуры. Каждый сантиметр длинной улицы зазывает остановиться именно здесь, а не там. Вот татарская чайная с горячим травяным напитком, беляшами и творожными ватрушками; вот вас с ходу пытаются напоить холодным клубничным компотом; здесь предлагают пирожки, а здесь — невиданно красивые штуки наподобие мантов. Здесь вы можете попробовать себя в гончарном ремесле, а здесь — в рогожном плетении; рядом уже заключают сделку на пошив сценических костюмов — мастерицы районного Дома культуры и впрямь сплошь — Марьи-искусницы. Я уже третий раз прохожу в окружении карсунцев по этой улице
— конечно, жарко, конечно, хочется в тенек, но хочется и расспросить всех и каждого: а зачем он ему, этот праздник?
Вот дамы с прическами, в синих сарафанах. Так поют и так отплясывают, что невозможно не подойти:
— А мы — хор «Россияночка», из Языкова. Я — Тамара Ивановна Волкова, мне 70 лет, это наш руководитель — Евгения Ивановна Забродина, ей 73, это Нина Яковлевна Барабанова — 72 года. Вон наши подружки, гармонист наш замечательный — все мы примерно одногодки!
— Девочки, оно вам надо в столь почтенном возрасте?
— Да вы что! Это ж какая радость для души, такие праздники! Чай, огороды да правнуки один денек без нас не пропадут — а мы и себя покажем, и других посмотрим, да и напоемся и напляшемся на неделю вперед!
Неожиданно замечаю Олю Андрееву, 40-летнюю правительницу дома гончарного промысла из Сухого Карсуна — года два назад писала о ней: стоит на солнце, продает самодельную глиняную посуду:
— Оль, устала, что ли? Где фирменная улыбка?
— Да стоять плоховато — видите, в домашних тапках: недели три назад иду по селу к маме, и вдруг как ужалило в ногу! Глаза опустила, а по траве гадюка метровая скользит. Ну, добежала кое-как до мамы, в больницу меня увезли. Сейчас вроде полегче, но все равно нога синяя пока.
— Так зачем сюда-то?!
— Да разве можно Владимира Александрыча подвести? Он так ко всем нам относится, что и мысли ни у кого нет отговориться и не приехать!
И это правда. Я вот тоже не смогла не отозваться на приглашение Владимира Хорева, начальника управления культуры Карсунского района, хотя и — воскресенье. Первую утреннюю «ходку» вдоль улицы с исключительно его подопечными мы вместе делали: у каждого стола, каждого шатра — остановка. Этот коллектив вот этим замечателен, этот — этим, а посмотрите, дети какие талантливые у нас в районе — и по дереву могут, и картины пишут, и из камешков пейзажи выкладывают, и из лент… И все ревниво уточняет у меня: мол, правда, наши ложки-шкатулки не хуже, чем у гостя из Нижнего (тот тоже на столик перед собой расписные деревянные игрушки разложил)? Вскользь поглядывает на меня, когда останавливаемся у столов других гостей: неужели кружева мастериц из Вешкаймы более интересны, чем карсунские; майнская вышивка, конечно, красивая, но у нас — своеобразнее; ну и что, что часы сурского мастера резьбы по дереву висят в приемной губернатора — таких деревянных солдат, каких карсунские дети делают, никто в России не придумал!
А всего на этой улице удивляли и радовали людей своим творчеством 27 домов культуры, 27 библиотек, две детские школы искусств, 22 общеобразовательные школы, даже четыре детсада представили трогательные поделки своих воспитанников. Понятно, почему уважают и любят Владимира Александровича не только родные карсунцы, но и большие начальники признают: есть незаменимые люди! Иначе откуда бы — знак «За отличную работу», знак Минкультуры РФ «За достижения в культуре», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени?
Это я вам про одну зону праздника рассказала. Другая, вдоль парка вытянувшаяся, менее шумная, но от этого не менее привлекательная для карсунцев: копчености мясные и рыбные, пироги и хлеб, пирожные и торты… Все — местного производства. Приспичило обустройством заняться — пожалуйста: и плитка дорожная, и скамеечки кованые; лишку, конечно, кованая же могильная оградка в праздник, но уж это как кому… И эти 40 предприятий и организаций бюджетной сферы, отдельные представители разных форм собственности тоже получили приглашение от устроителя Хорева.
А еще и шашлычники через каждые пять метров во вкусности соревнуются, детишки прыгают-скачут-летают на батутах-качелях-каруселях, а рядом, на сцене, калейдоскопом поют-пляшут коллективы художественной самодеятельности: шутка ли — 700 участников!
Вечером,как положено, были и дискотека, и фейерверк. А полицейскому показательной работы так и не нашлось. Пришлось праздновать…