Федор РУЛЕВОЙ
Рано утром, вечерком, поздно на рассвете баба ехала пешком в ситцевой карете. Что это за ерунда — спросите вы? Это всего-навсего произведение устного народного творчества — детские стишки-небылицы. А вот мы сегодня хотим познакомить вас с письменным творчеством наших чиновников, что будет, пожалуй, забавней.
Примерно месяц назад «НГ» публиковала материал о проблемах жителей дома № 59 по улице Крымова, которые были очень недовольны тем, что во дворе их дома, порушив кусты, газоны и бордюры, приборостроительный завод «Утес» делает стоянку для машин.
Мы взывали руководство предприятия лишь к человечности, поскольку юридически они были правы: территория ими выкуплена. Но история неожиданно получила продолжение. Нет, от руководства «Утеса» ответа не поступило, зато администрация города порадовала нас своей отпиской. Иначе сей документ, пришедший на имя Николая Воообьева (он главный борец за права жителей многострадального дома), и не назовешь. Из песни слов не выкинешь, поэтому цитируем: «Ваше обращение, поступившее в управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Ульяновской области, по вопросу организации парковки по адресу: улица Крымова, дом №59 рассмотрено с выездом на место…». Тут необходимо сделать лирическое отступление. Дело в том, что «выезд на место» никто из жильцов дома не зафиксировал, а уж они, поверьте, бдят. Хотя… может быть… темной ночью или рано утром-вечерком-поздно на рассвете… Ну да ладно, идем дальше по тексту: «…В настоящее время в связи с многочисленными обращениями граждан работы по расширению проезжей части по адресу: ул. Крымова, 59 приостановлены. Силами ОАО «Утес» выполнена подготовка под асфальтирование участка территории вдоль бетонного ограждения для исключения возможности образования несанкционированных навалов твердых бытовых отходов (ТБО)». Если бы эта фраза прозвучала устно, жители бы, наверное, поинтересовались: «Скажите, а вы с кем сейчас разговариваете?», потому что им непонятно, о чем вообще говорится в этом послании.
— Какое расширение проезжей части?! Вдоль какого бетонного заграждения?! Мы совсем о другой территории говорили! Какие отходы?! Да еще и твердые бытовые?! Там был всегда нормальный газон и кустарник! — недоумевает Николай Петрович Воробьев. — Единственное, что мы просим — не делать здесь стоянку, а организовать ее в другом месте, причем тут все вышеперечисленное?! Театр абсурда какой-то!
Действительно — комедия положений, вот только жильцам почему-то не смешно. Они намерены обращаться со своей проблемой к уполномоченному по правам человека в Российской Федерации. А мы в свою очередь хотим попросить чиновников внимательнее читать обращения граждан, дабы не выглядеть авторами отнюдь не детских небылиц.