Валентина КАМАНИНА
Семейные династии в органах внутренних дел — вещь не диковинная. В Ульяновском ЛО МВД на транспорте несут службу представители аж четырех родов. Но если обычно в таких династиях эстафета передается от отца к сыну, то в семье Уткиных, с которой встретился корреспондент «НГ», по стопам родителей пошла дочь.
Эта дружная семья живет одним общим делом — Уткины Сергей и Маргарита стоят на страже закона. Их дети — Татьяна (кстати, уже младший лейтенант юстиции) и Михаил — знают о работе в полиции не только по фильмам.
Глава семейства Сергей Уткин поступил на службу еще в июне 1993 года инспектором по делам несовершеннолетних, затем стал оперуполномоченным отдела БЭП. Через год за положительные результаты в оперативно-служебной деятельности и хорошие организаторские способности назначен на должность начальника отдела по борьбе с экономической преступностью. За время службы за особые заслуги награжден орденом Мужества и медалями. В 2002-м закончил службу в органах внутренних дел в звании подполковника полиции.
— Сергей Федорович, с чего началась ваша династия полицейских?
— Моя служба началась еще в далеком 1981 году, а династия как таковая сформировалась в 1988-м, когда я женился. После Афганистана нас отправили в Кавказский военный округ, в Грузию. Там прослужили с супругой четыре года, за это время у нас родились дочь и сын. Когда вернулись на родину, поступил сюда, в линейный отдел внутренних дел на станцию «Ульяновск». Ушел на пенсию по состоянию здоровья — не слышу, но еще пока вижу и что-то думаю. Жена служит здесь инспектором группы по исполнению административного законодательства! Дочь в прошлом году окончила УлГУ по специальности «Юриспруденция» и встала на должность следователя группы по расследованию преступлений в сфере экономики следственного отдела ЛО МВД. Сын пока еще учится в УВАУ ГА. Кто знает, может, он тоже окажется в наших рядах.
Но дочь начала ходить сюда намного раньше, в пятилетнем возрасте — оставлять дома не с кем было.
— Дома, наверное, только о работе говорите?
— Когда все собираются за ужином, волей-неволей работа обсуждается. Такие разговоры прекращаются, когда звонят родные и знакомые. Они отвлекают от работы, и спать мы ложимся с гражданскими мыслями.
— Ввиду службы в такой структуре друг за друга опасаетесь?
— Я прошел Чернобыль, Афганистан, Грузию… Даже дочь увидел через три месяца после ее рождения, потому что были такие события, что в отпуск нельзя было уйти. Поэтому как таковых опасений по службе у нас нет, мы трезво подходим ко всему. Конечно, ничего не боится только дурак. Поэтому есть не опасения, а, скорее всего, предостережения. Бывает, что из-за мелкого ДТП люди с битами друг на друга накидываются или вообще стреляются. Уже приспосабливаешься не вызывать раздражение, заранее оценивая ситуацию, чтобы обезопасить себя от непредвиденных событий.

МЫ ЗАКАЛЕННЫЕ!
— Татьяна, видя тяжелую службу мамы и папы, зачем пришли в эту структуру?
— Некоторые шутят, что это впиталось с молоком матери. Для меня всегда отец является примером. Я горжусь тем, что он честный и неподкупный, поступает по совести. Уже в классе восьмом я определилась с будущей профессией, занималась в школе милиции. Во мне воспитали определенную строгость и чувство ответственности. В детстве папа много рассказывал, как воевал, как люди погибали за родину. Сейчас считаю своим долгом служить государству. Надеюсь, что родители будут мною гордиться. Недавно встал вопрос о том, что я должна уехать на четыре месяца на первоначальную подготовку, можно сказать, в женскую армию. Родители не хотели отпускать, но куда им деваться. Я обещала генералу поехать, значит, поеду, свое слово сдержу.
— С отцом у вас служба похожая?
— Он был оперативником ОБЭП по линии экономики, а я следователь по этому направлению. Специфика работы у нас с ним одна, поэтому советуюсь с папой по каким-либо преступлениям. Он все подскажет, потому что в этой сфере как рыба в воде.
— С мамой не советуетесь?
— У мамы я беру житейские советы. Она мне как лучшая подруга, поддерживает меня во всем. На службе иногда бывают курьезные случаи из-за одинаковой фамилии. В дежурку приходит какой-нибудь конверт или люди из других городов начинают искать меня, а приходят все к ней. Она не понимает, что от нее хотят по моим вопросам, поскольку мама работает по административному законодательству, я по уголовному. Или, наоборот, путают. Конечно, сейчас уже привыкли. Первое время меня вообще звали «Рита молоденькая», сейчас зовут Уткина-мать и Уткина-дочь, чтобы проще было.