Олег Долгов
Полпред взял под жёсткий контроль расследование теракта в Татарстане.
19 июля в Казани был убит начальник учебного отдела Духовного управления мусульман Валиулла Якупов и ранен председатель ДУМ Татарстана Илдус Файзов. Отметим, что, во-первых, в Приволжском федеральном округе священнослужители никогда не были объектом нападения террористов. Во-вторых, злодеяние носит особо циничный характер, потому что произошло накануне священного для мусульман месяца Рамадан.
Полпред Михаил Бабич оперативно вылетел в Казань, где провел координационное совещание и побывал в больнице, где пообщался с муфтием Илдусом Файзовым. Полпред пожелал ему скорейшего выздоровления и заверил, что со стороны федеральной власти контроль за расследованием теракта и следственными мероприятиями по этому преступлению будет самым жестким.
В дальнейшем, оценивая развитие ситуации, Михаил Бабич отметил, что, несмотря на наличие первых результатов, необходимо более глубоко смотреть на проблему: почему произошел теракт, возможно ли повторение случившегося, какие меры необходимо принять на государственном и региональном уровне, чтобы искоренить потенциальную возможность распространения этой заразы. «Даже несмотря на то, какая там будет основа – на почве религиозного экстремизма или будет замешана экономическая составляющая, – это все неразрывные элементы системы, связанной с радикальным исламом и его распространением на территории Приволжья, – сказал полпред, –
если сейчас перейден Рубикон, начаты террористические действия, применяются террористические методы ведения борьбы, мы будем выжигать это каленым железом, мы рассматриваем эту ситуацию как вызов, который брошен власти».
В числе исчерпывающих эффективных мер, необходимых для исключения подобных ситуаций, Михаил Бабич не видит усиление мер безопасности в отношении служителей ислама. Зато он уверен, что необходимо иметь один орган, определяющий кадровую политику и материально-техническое обеспечение конфессии в регионе. (Сейчас в ПФО в четырех регионах – два мусульманских органа управления, в трех – три органа управления.) То есть светская власть должна создать условия для того, чтобы люди могли отправлять свои культовые потребности, но делать эту работу за самих служителей культа светская власть не должна.
По мнению полпреда, необходимо также решить и вопросы нормативно-правовой базы, к примеру, ответственность за распространение экстремизма и соответствующих идей. «Сегодня привлечение к уголовной ответственности за такого рода деяния – настолько сложная процессуальная задача, – отметил полпред, –
и имеет такие незначительные санкции, что просто теряется смысл. В лучшем случае – это год условно. И этот человек уже с авторитетом преследуемого, гонимого возвращается снова в мечети, чтобы исповедовать то же самое с утроенной энергией. Этот вопрос мы сегодня намерены отработать и предложить соответствующие изменения, чтобы мера ответственности была адекватна содеянному».