О том, чем сегодня живут рожденные героями и победителями и как государство, ради которого они рано повзрослели и поднимали города из руин, относится к ним, «НГ» беседовала с руководителем региональной общественной организацией поддержки детей Великой Отечественной войны «Дети войны» Евгением Щербаковым.

Организация «Дети войны» существует чуть более года. В чем ее необходимость?

– «Дети войны» – категория широкая, для нас это рожденные в 1928 – 1945 годах.

Люди, появившиеся в период с 1928 по 1933 годы к началу войны учились в школе. Многие из них были вынуждены бросить обучение. Старшие пошли работать на промышленные предприятия сначала учениками, а к концу войны стали квалифицированными работниками. Они взвалили на свои плечи всю тяжесть работ и в сельской местности. Младшие, которые учились с первого по четвертый класс, частично бросили школу из-за трудностей – не во что было одеться.

Другая часть стали учениками во время войны, это такие же тяжелые годы. Третья часть – рожденные до начала войны, но начавшие обучение уже после. Им было полегче. Четвертая часть родилась во время Великой Отечественной, они пошли в школу уже после войны.

Дети, которые появились на свет до войны, стали полноценными работниками в период восстановления и развития народного хозяйства СССР. Одни работали на стройках, другие на заводах, третьи – в колхозах. И те, кто не смог доучиться в свое время, а имел тягу к образованию, получали его уже взрослыми людьми в вечерней и заочной форме. Многие из них стали инженерами, технологами, добивались успеха в науке, изобретали, создавали новые образцы техники…

Как общественное объединение может помогать такой большой категории?

– Поддержкой является и показ «детей войны» в их прошлом трудовом подвиге и современной жизни. Сейчас мы организовали выставку, посвященную вкладу «детей войны» в развитие науки и техники. Следующую экспозицию намерены сделать о вкладе в развитие культуры и искусства. В Ульяновской области много известных, заслуженных, народных артистов, художников, архитекторов, скульпторов, писателей, музыкантов. Словом, есть, кого показать и с кого молодежи брать пример. Потом покажем ударников труда – людей, награжденных орденами и медалями Советского Союза и Российской Федерации. Может, кому-то такая помощь покажется незаметной, но мы все равно стараемся ее оказывать.

С другой стороны, хотелось бы, чтобы и нам помогали. Администрация Ульяновска и Гордума помогли нам с обустройством, выделили помещение на площади Горького, 4, оргтехнику. За это большое спасибо. Но сейчас у нас нет телефона для связи с «детьми войны» и другими гражданами. А к нам обращаются люди и моложе, и даже старше. Не с какими-то требованиями или просьбами, мол, если сможете, замолвите и за нас слово.

Мне намекают, что организации должен помогать бизнес. Но, как оказывается, чем богаче люди, тем жаднее. Ни один, зная наши заботы и просьбы, еще не откликнулся. Например, сейчас многие «дети войны» – юбиляры – по семьдесят, семьдесят пять, восемьдесят лет. Чтобы доставить радость человеку, надо всего лишь его поздравить, купив и отправив открытку. На это тоже нужны деньги.

Какими трудностями наполнены мирные будни «детей войны»?

– Некоторые «дети войны» старшего поколения обижаются: участники Великой Отечественной войны обеспечены жильем, а мы на год другой моложе их, также трудились, но такого права не имеем. Разумеется, мы в свое время получали жилье на производстве, где трудились, многие сейчас живут с детьми. Но люди хотят, чтобы их заметило государство, им просто необходимо внимание. Часто по телевидению показывают развалившиеся дома, квартиры с разрушенными стенами и потолками, в которых живут эти люди. Они в большой обиде на государство, ведь они трудились на благо родины не просто так, а создавали «щит», технику уже для мирного времени.

Недавно вступивший в силу так называемый закон «о детях войны» эту несправедливость хотя бы частично исправил?

– Конечно, этим нормативным актом ульяновское правительство проявило в некоторой степени заботу. «Дети войны» получили право на бесплатное внеочередное обслуживание в поликлиниках. Но ведь, когда они туда приходят, очередь-то как раз и состоит из детей, участников войны, трудового фронта. Люди, конечно, понимают, что, вроде бы, и есть стремление сделать как можно лучше, но на самом деле получается такая картина.

Далее – по закону эта категория будет получать разовую выплату ко Дню Победы. Сумма обозначена – пятьсот рублей. Но в этом году цены уже повысились буквально на все товары, включая продукты самой первой необходимости. В День Победы и «дети войны», и фронтовики обязательно вспомнят своих товарищей, а с такими темпами роста цен, пожалуй, и не на что будет угостить гостей.

Что бы Вы тогда предложили?

– У нас есть предложение установить пусть самую минимальную, но ежемесячную доплату. Тем детям войны, родители которых вернулись с фронта победителями, установить, скажем, сто рублей. У кого погибли, защищая родину, допустим, по двести рублей. Я называю цифры минимальные. А вообще-то «детей войны» следовало бы приравнять к участникам Великой Отечественной войны. У нас была своя война – на выживание. Мы понимаем, что не на все есть деньги, но и нас должны понять, мы живые люди.

А не вызовет ли такое сравнение с участниками войны общественный резонанс? Все же дети не воевали на линии фронта.

– Понимаете, у нас есть еще одна категория, которой положены выплаты – это дети репрессированных. Они получают солидные надбавку по сравнению с тем законом, который недавно приняло региональное правительство. Получается, детей врагов, некогда считавшимися таковыми, поставили выше, чем сыновей и дочерей защитников Отчизны. «Дети войны» сейчас ветераны труда, большинство из них инвалиды. Последние могут бесплатно получать лекарства. Но они не всем выписываются в нужном ассортименте, и люди вынуждены отказаться от обеспечения лекарствами и получают за это деньги. Но, даю слово, этих средств на лечение не хватает.

Евгений Федорович, теперь о Вас. Ваше детство на какой период пришлось?

– Я родился в 1939 году в Пензенской области. Младшему брату было всего две недели, когда нашего отца призвали на курсы переподготовки из сержантов в офицеры. Оттуда – сразу в бой. Домой отец не вернулся, пал на фронте.

Мать работала в поле далеко от дома, а бабушка поближе в огородной бригаде, куда брала нас с братом. Там для детей в полыни и лебеде устраивали шалашики, где побольше тени. И мне четырехлетнему даже поручали приглядывать за младшими. У кого-то выпадет жеваный хлеб, я должен был эту тряпочку в рот малышу засунуть, успокаивал этим. После четвертого класса начал работать в колхозе.

Здесь живу с 1960 года, был главным энергетиком на строительстве Ульяновского цементного завода, начальником лаборатории на заводе «Контактор», заведующим конструкторским отделом во ВНИИ «Электроаппарат», преподавателем в политехническом институте и техникуме железнодорожного транспорта. Я кандидат технических наук, имею тридцать два изобретения. Из них есть и внедренные в производство, и те, которые создают задел для развития науки и техники. В качестве хобби – я писатель.

Валентина КАМАНИНА