Даже те, кто «ненавидит авторскую песню», и те, кто в октябре 2002 года проспал трагедию мюзикла «Норд-Ост», и те, кто никогда не слышал о «Литургии оглашенных» от автора «Хоакина Мурьеты» и «Юноны» и «Авось», наверняка хотя бы раз слышали об Алексее Иващенко. Ну, или во всяком случае знают его голос. Ведь именно этим голосом разговаривает по-русски Джинн из диснеевского мульт-фильма про Аладдина. И именно его голосом на русском языке спасает мир Брюс Уиллис в «Крепких орешках». В минувшие выходные бывший участник популярного бардовского дуэта «ИваСи» стал гостем Х открытого Межрегионального фестиваля авторской песни в селе Ломы под Ульяновском. В то же время в том же месте оказалась и «УП». Наши с Алексеем Игоревичем пути пересеклись. А поговорить нам было о чём.
– То, что Вы на бардовском фестивале и не просто в качестве «свадебного генерала», но с гитарой в руках, говорит о том, что возвращение одной половинки «ИваСей» к авторской песне де-факто уже состоялось?
– Я никогда и не уходил из любимого мной жанра. Просто был длительный перерыв, когда я вплотную занимался мюзиклами – сначала «Норд-Остом», потом, совсем недавно, «Обыкновенным чудом» и брал гитару в руки от случая к случаю. Но в тёмном углу инструмент у меня никогда не пылился. А сейчас, когда я посвободнее, моей гитаре и вовсе скучать не приходится.
– А как дела в этом смысле у Вашего соавтора и компаньона по бард-дуэту и мюзиклу «Норд-Ост» Георгия Васильева?
– Выражаясь вашими словами, вторая половинка «ИваСей» сейчас вплотную занимается продюсированием мультфильмов. В частности, он снял серию короткометражных пластилиновых анимашек про города России. Я видел несколько, в том числе и про ваш город. Много интересного узнал. Хоть и заканчивал в своё время географический факультет МГУ, до просмотра мультика про Ульяновск не знал, что этот город уникален в своём роде – на его территории две реки текут в разные стороны. Так что пока Георгию Леонардовичу хорошо и без авторской песни, хотя я более или менее удачных попыток вернуть его на бардовскую стезю не оставляю. Надеюсь Георгия дожать когда-нибудь в ближайшее время.
– Трагедии с терактом в театральном центре на Дубровке в Москве, где Вы играли «Норд-Ост», в октябре этого года исполняется десять лет. Понимаю, что пережитое Вами не проходит бесследно, но равных этому Вашему мюзиклу в России нет до сих пор. Может быть, есть смысл задуматься над восстановлением?
– Есть, и сейчас об этом может идти речь как никогда. Да, долгие годы Георгий, который три дня провёл вместе с моей дочерью и другими зрителями под прицелом боевиков Бараева, залечивал психологические раны. Да, давным-давно у меня зажила не только нога, сломанная, когда мы с чудом спасшимися из зала артистами прыгали в окно третьего этажа, но и душевная рана. «Норд-Ост» до недавнего времени существовал в более камерном гастрольном варианте. Сейчас для восстановления полномасштабной версии в каком-либо виде нам не хватает именно политической воли… Больше пока ничего не скажу.
– Вы с Васильевым в своё время высоко подняли планку российского мюзикла. После вас мюзиклов в нашей стране было много, но ни один из них объективно до «Норд-Оста» так и не «допрыгнул». Почему, как Вы считаете?
– Потому что с «Норд-Остом» началась и на нём же закончилась эпоха продюсерского мюзикла. Всё, что появлялось потом, было внешне красиво и столь же внешне легко. Наш проект был индустриален, что ли… Это была махина. Зритель видел это, понимал. И в том числе за это ценил «Норд-Ост».
– Буквально на днях Вы вновь озвучили героя Брюса Уиллиса в новом голливудском боевике «Неудержимые-2». Удалось сродниться с суперзвездой? Что у вас общего?
– Ничего. До сих пор ничего. Хотя в русском переводе все киноперсонажи Брюса говорят моим голосом, мы с ним всё равно до сих пор по разные стороны баррикады. Сам Уиллис, услышав себя с русскими интонациями, признался, что и не подозревал, что он такой нежный и интеллигентный. Особенно в «Пятом элементе». Видимо, каким-то шестым чувством режиссёры озвучания угадывают в моём тембре скрытые смыслы и подсознательные подтексты Уиллиса. Мне же гораздо интереснее озвучивать Джинна в «Аладдине». И, конечно, хочется самому сыграть в кино, я же ещё и ВГИК окончил, курс Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой. Но с кино настоящего романа у меня ещё так и не состоялось…
Николай Владимиров