Если у вас есть вопросы к исполнительной, законодательной и судебной власти, вы можете задавать их на страницах нашей газеты.
Нужда заставила
В поликлинике № 2 ЦК МСЧ, которая расположена на проспекте 50-летия ВЛКСМ, 8а, как сообщила пенсионерка Галина Васильевна, не хватает санузлов. В большом корпусе медучреждения туалет работает только на первом этаже из четырех. По просьбам посетителей и после сбора подписей еще один санузел год назад открыли на втором этаже, но вскоре он стал доступен только для врачей. На остальных этажах туалеты есть, но туда людей не пускают уборщицы.
— Я бывший проектант, поэтому знаю, что по нормам пятнадцать человек должно приходиться на одно место. А в поликлинику ежедневно ходят тысячи людей. Очереди у женского туалета больше, чем в регистратуру. Приходится стоять на виду по пятнадцать минут. Стыд и позор! — рассказала Галина Васильевна.
Во втором корпусе также один туалет, но тоже только для персонала. По словам читательницы, это нарушает санитарные нормы.
Вопрос: Как долго еще пациентам терпеть неудобства?

Шел по городу трамвай…
Прошедшее с 1 августа повышение цен на проезд в трамваях и троллейбусах Ульяновска вызвало вполне обоснованную озабоченность горожан.
Как говорится, если платить будем больше, значит, и ездить станет комфортнее и лучше. Однако поездки вовсе не стали приятнее, и это достаточно активно обсуждают горожане. Во-первых, на конечных остановках в приватных беседах кондуктора жалуются, что уже пять лет им не поднимают зарплату, а все деньги от повышения цен за проезд уйдут в мистическую и неконтролируемую оптимизацию энергопотребления и установку новых отопительных приборов. То, что последнее уже активно делается, очень заметно и ныне — в жару в вагонах вовсю «шпарит» отопление. Особенно этим «грешат» «девятки» и «десятки». Складывается впечатление, что ульяновский трамвай может комфортно ходить лишь весной и осенью — летом он «изнывает» от жары, а зимой «дрожит» от холода.
И, наконец, еще одно. Устал уже народ ездить в одних вагонах с обитателями трущоб и помоек, от которых неимоверно воняет и того и гляди переселятся вши. Не заплатив за проезд, обругав попутно и кондуктора, и пассажиров, это существо гордо выходит через несколько остановок, оставив нам грязные сиденья и испорченное настроение. И тут же в трамвай входит мамочка с дочкой, которая хватается за поручни и кресла. А вспомним еще вечерние пьяные компашки молодежи, гордо распивающие пиво и орущие на весь вагон, выражая так свои знаки внимания к не менее пьяненьким подружкам.
Где тревожные кнопки и бравые полицейские, борющиеся с уличным хулиганством? Или мы опять уподобились прежним дежурным по РОВД? Однажды на просьбу приехать на квартиру, ведь кто-то ломает дверь, в ответ прозвучало: «Но ведь не сломали и не убили никого — зачем приезжать так уж сразу»…
Вопрос: Почему повышение цен не ведет к повышению комфортности и безопасности общественного транспорта?

Телефон есть, доверия нет
Читатель «НГ», позвонивший в редакцию, столкнулся с тем, что при обращении по «телефону доверия» полиции дежурный диспетчер настаивал на сообщении ФИО заявителя. Мужчина рассказал о драке в его подъезде и счел незаконным требование у него данных личного характера.
Конечно, перед сотрудником полиции стоит задача как можно больше собрать информации о случившемся. Но граждане беспокоятся о последствиях сообщения о преступлении, заботясь о своей безопасности.
Вопрос: На каких основаниях спрашиваются данные о заявителе? Может ли человек сообщать о правонарушении анонимно, чтобы не опасаться за себя?

За беседку обидно
— Приехали ко мне родственники из Челябинска, — пишет в редакцию «НГ» Светлана Петровна Куркова. — Они большие поклонники творчества Ивана Александровича Гончарова. И, конечно, им очень хотелось увидеть своими глазами знаменитую Гончаровскую беседку, увековеченную в романе «Обрыв». Пришли мы в Винновскую рощу и. Картина, представшая перед глазами, расстроила и меня, и моих гостей. А мне вдобавок было очень неудобно и обидно. Территория вокруг беседки завалена мусором и бутылками, прямо через дорогу компании на травке распивают пиво, вокруг беседки на большой скорости разъезжают мотоциклисты — сколько от них треска, грохота и вони! А ведь Гончаровская беседка — одно из самых посещаемых гостями памятных мест города.
Вопрос: Получается, что юбилейные торжества прошли и можно пустить все на самотек? Не убирать мусор, не ухаживать за территорией вокруг беседки? Некому? Или на это нужны особые средства? Будем ждать очередного юбилея?

Долгосрочная подписка есть!
Житель Ульяновска, обратившийся в редакцию, уже десять лет читает «НГ» и часто подписывается на газету досрочно.
— Так удобнее и дешевле, но последний раз в досрочной подписке мне отказали в 44-м почтовом отделении, которое располагается в Киндяковке. Сказали, что такой услуги нет, — посетовал читатель.
На просьбу пенсионера позвать старшего сотрудники почты отмахнулись, мол, не мешайте работать и так людей не хватает.
Вопрос: Почему сотрудники почты самовольно отменили досрочную подписку на «НГ»?

Пассажиры не достойны уважения?
— К большому сожалению, мне часто приходится пользоваться маршруткой №93, — рассказывает позвонившая в редакцию Марина Скворцова, проживающая на улице Ефремова.
— Маршрут этот старый и практически единственный, которым я могу воспользоваться, чтобы добраться до центра. А почему к сожалению? Потому что складывается такое впечатление, что на данный маршрут «сбрасывают» все старые «израненные» машины и именно здесь они доживают свой автомобильный век. Честное слово, в большинство маршруток №93 противно садиться! И снаружи, и внутри — ржавчина. Распоротые обшивки на двери и сиденьях. Все латано-перелатано. А грязища в салоне! Дребезжат и грохочут по ходу так, что того и гляди развалятся. По нашим дорогам и новые-то автомобили с трудом ходят, а уж эти — все кишки вытрясешь. Каждый раз думаешь, доеду до места или нет?
Вопрос: Почему нас, пассажиров, так не уважают? Кто-то из владельцев маршрута №93 или контролирующие организации знают, в каком состоянии находятся машины?

Против лома нет приема
Россияне все меньше пишут друг другу письма и выписывают периодику. Широко распространенные электронные средства связи далеко не единственная причина такого явления. Приносить корреспонденцию людям просто некуда. Каждый из нас не раз был свидетелем сломанных почтовых ящиков и разбросанной макулатуры под ними.
— Ящики сделаны очень ненадежно, так что все кому не лень постоянно ломают их. Газеты выписывать невозможно, их воруют. Письма до нас тоже не доходят. Сторожить почтальона с корреспонденцией, чтобы вручили нам все прямо в руки, поймите, просто нереально. Живем, словно дикари! — пожаловалась редакции «НГ» пенсионерка Анна Смолякова из Засвияжья.
Это не единственный крик души. Пожалуй, под обращением нашей читательницы подпишутся большинство ульяновцев, которых беспокоит защита содержимого почтовых ящиков. В некоторых подъездах умельцы даже срезают ячейки и сдают их на металлолом. При этом почтальоны не отвечают за сохранность газет и писем.
В общем, неясно, кто должен следить за безопасностью ящиков в подъездах. Пока идет спор, обязанность ли это Почты России или системы ЖКХ, железные «шкафчики» остаются бесхозными. Даже если, допустим, жильцы сами на собственные средства купят и повесят новые ящики, непонятно, кто будет следить за их состоянием.
Как вариант защиты от шаловливых ручек — установка ящиков антивандальной конструкции. Такие новшества внедряются в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Иркутске. Ящики изготовлены из прочного металла и не сминаются, как картонка, под ударом хулиганского кулака. Они запираются надежным замком, как входная дверь. При этом в антивандальный ящик попадает корреспонденция, предназначенная только для его владельца, бумажный «спам» оказаться там не сможет.
Правда, стоит хитрая почтовая емкость для Ульяновска довольно дорого. Например, шестисекционные ящики можно приобрести по стоимости более двух тысяч рублей, это, грубо говоря, около четырехсот рублей на квартиру.
Вопрос: Кто защитит почтовые ящики от вандалов? Как вернуть почтовые ящики подписчикам периодики и почему чиновников давно уже не заботит эта проблема?

Телефон «народной линии» 30-17-00, адрес для писем: 432017, Ульяновск, а/я 4546.