Вчера в Ульяновске завершил работу XI Всероссийский съезд органов охраны памятников истории и культуры. На нем обсуждались, казалось бы, весьма специфические, профессиональные проблемы. Но решение этих проблем касается буквально всех тех, кто неравнодушен к истории, к сохранению культурного наследия.

В работе съезда приняли участие представители Администрации президента РФ, аппарата правительства РФ, Министерства культуры РФ, института археологии РАН, представители из 74 регионов страны из органов по охране памятников, реставрационных и общественных организаций. К делегатам обратился губернатор Сергей Морозов. «С каждым годом влияние съезда на проводимую в стране политику по сохранению культурного наследия возрастает. Очень важно, что проекты законов, которые выносятся на обсуждение уважаемого съезда, получают в дальнейшем одобрение законодательных органов. Значение съезда также и в том, что он выражает мнение и интересы регионов России. Тот факт, что Ульяновская область принимает у себя столь значимое мероприятие, говорит о признании достижений нашего региона в сфере охраны памятников».

Наш корреспондент выяснила, какие проблемы участники съезда считают самыми острыми.

Елена Драпеко, первый зампредседателя Комитета Госдумы ФС РФ по культуре: «Съезд решает, какие еще положения законодательства требуют поправок и изменений? А наш комитет воплощает в жизнь предложения по охране объектов истории и культуры. Нам мешает многое: строительное лобби, федеральное казначейство, которому жалко денег. И мощная идеологическая машина, при которой главное в нашей жизни – деньги, деньги… В этой ситуации легче все разрушить. У себя в Питере мы, харкая кровью, уговариваем олигархов – возьмите в аренду дворец. А они в ответ: «Я лучше снесу и новый офис построю, в вашем дворце нельзя даже розетку для компьютера в стену воткнуть». Вот в Ленинградской области разрушается деревянный, двухэтажный дом родителей Пушкина – там даже сторожа нет. В Тверской области – храм, где сначала устроили тюрьму, потом исторический музей, теперь мужской монастырь. Так шесть монахов не могут даже траву скосить! Состояние объектов культурного наследия – это вопрос собственника и совести. Каков выход? Применять ко всем одинаковые законодательные нормы. Если ты собственник, значит, обязан подчиняться законам. А еще это вопрос политической воли, то есть руководителя. Я предлагаю включить в рейтинг губернаторской деятельности пункт о состоянии памятников культурного наследия».

Антон Иванов, зампредседателя ЦС Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры: «В августе в Санкт-Петербурге снесли «Дом Рогова». Эта ситуация – зеркало всех наших проблем. Это был редкий образец рядовой застройки пушкинского периода, сохранившийся без перестройки. Собственник – один из банков. В марте 2009 года совет по сохранению культурного наследия почти единогласно рекомендовал включить «Дом Рогова» в реестр как памятник регионального значения. Провели пять экспертиз – эксперты сделали разные выводы и об исторической ценности дома, и о его состоянии. В результате здание снесли за один день. На мой взгляд, нужно выработать механизм изъятия исторических зданий у собственников, ужесточить административную и уголовную ответственность для тех собственников, которые не могут содержать здания в порядке или уничтожают памятники.

Александр Кибовский, руководитель департамента культурного наследия г. Москвы: «У каждого такого «подвига», как снос исторического памятника, есть свой «герой». Наказать надо в первую очередь экспертов, которые выдают нужную собственнику экспертизу. Выход есть! Открытость системных решений, гласность, проверки, публичная – с оглашением фамилий нерадивых собственников и экспертов – общественная экзекуция. Мы проводим онлайн-дискуссии на «Эхо Москвы»: приглашаем эксперта – приходи и доказывай вслух, что это здание не имеет исторической ценности. Помогает! Уже не рискуют тихо положить экспертизу в папочку. На съезде мы как раз и должны выработать такие системные решения, которые могут спасти сотни объектов культурного наследия. От передачи безнадежных объектов за один рубль в долгосрочную аренду при условии, чтобы арендаторы об этом объекте реально заботились. Вот много у нас разрушающихся религиозных объектов. Сейчас проводим эксперимент: выдаем субсидии из бюджета епархии или приходу, то есть собственнику, чтобы помочь ему содержать здание. Для этого всего-то нужно проявить инициативу, оформить документы, выбрать подрядчика. Пока на этот эксперимент выделено немного – 150 миллионов рублей, но хорошие результаты, позитивная динамика уже есть».

Александр Работкевич, замдиректора департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Министерства культуры РФ: «О наших проблемах достаточно красноречиво говорят цифры. За 2011 год утрачено 32 памятника, до того ежегодно теряли от 100 до 200. На 1 января 2012 года в стране 131 791 объект культурного наследия. Только 37,5 процента находятся в хорошем состоянии. Однако нет четких критериев оценки состояния памятников, так что проблемных объектов реально гораздо больше.

В принятую на съезде резолюцию внесены предложения по вопросам государственной охраны объектов археологического наследия, организации достопримечательных мест, градостроительного регулирования в зонах охраны объектов культурного наследия. Делегаты надеются, что эти поправки будут рассмотрены в Госдуме и внесены в Федеральный закон.

Татьяна ФОМИНА