Александр Гудков: У столичной молодёжи мода на оппозицию.
В субботу, 22 сентября, в БЗЛМ Анжелику Варум и Леонида Агутина сменили симбирские веселые и находчивые. Здесь состоялось открытие осеннего кубка КВН Ульяновского госуниверситета. А ведущим церемонии стал один из самых ярких кавээнщиков Высшей лиги Александр Гудков из команды «Федор Двинятин». Неожиданно беседа пригламуренного телешоумэна («Yesterday Live», «Comedy Woman», «Вечерний Ургант») с «Ульяновской правдой» сама собой съехала на политические рельсы…
– Повлияло ли на вашу популярность и в какую сторону недавнее лишение депутатского мандата вашего известного однофамильца парламентария-оппозиционера из Госдумы Геннадия Гудкова?
– Завалили в Твиттере прикольными комментариями по поводу того, как это я в Думе не усидел… До сих пор юморят. Я тоже хихикаю. Для меня «отставка» Геннадия Владимировича проходит под знаком большого глобального смайла. Хотя самому моему однофамильцу, предполагаю, не до смеха. Равно как и остальным думцам, ведь отставка Гудкова, насколько я понимаю, спровоцировала проверку кристальной честности российских парламентариев. Им не до юмора теперь…
– Все чаще оппозиционно настроенная российская молодежь обвиняет современный КВН Александра Маслякова в том, что даже во времена Ельцина шутки были острее и смелее. Существует ли сейчас в Высшей лиге цензура?
– Я не соглашусь с оппозицией. Политическая цензура в КВН существует долгие годы. Но сейчас свободы шутить определенно на порядок больше. Будь цензура жестче, наша опередившая время своими политическими шутками команда «Федор Двинятин» вообще бы не появилась в эфире Первого канала. Больше скажу, жесткая политическая цензура Константина Львовича Эрнста и Александра Васильевича Маслякова игре только во благо. Кавээнщики такой народ, что дай нам волю, мы так перегнем палку, что мало не покажется никому, даже нам самим. КВН – игра, где главное все-таки юмор, а не сатирический жесткач. Более того, во время телевизионной записи Александр Васильевич настаивает и разрешает такие шутки, которые потом вырезаются при эфирном монтаже. Зрителям в зале везет больше… Меня вообще здорово смущает, что среди молодежи сейчас не быть в оппозиции – не комильфо. Особенно в Москве, где чем ты противоречивее, тем ты круче и в тренде. Не знаю, как за МКАДом. Возможно, в Ульяновске на родине Ленина все действительно искренние революционеры. Но не в столице, где оппозиционный настрой стал модой. Это такая фишка ради фишки. Когда посадили этих трех дам за богохульные пляски в храме Христа Спасителя и я был на стороне православных и правосудия, многие из моей тусовки меня не поняли. Надо быть за этих трех дам и против тюремного срока для них. Но никто так и не объяснил мне, почему их нужно поддерживать. Возник такой эффект плохо управляемой толпы. В Москве сейчас пик крутизны ходить на митинги, хаять политику и правительство, не до конца сознавая зачем. Бесцельная ругачка. Просто потому, что так надо, так модно…
– Плохая мода?..
– Смотря с чем сравнивать. Она лучше, чем мода курить, мода пить пиво и мода «пудриться» коксом в ночных клубах. Не везет российской молодежи с модой. Какая-то она у нас радикальная. Либо хипстер, либо оппозиционер. Сомнительные тренды сплошь… Сейчас, правда, возникла не раздражающая, во всяком случае меня, мода на 1960-е. Молодежь одевается как тогда, стрижется как тогда. Я вот тоже постригся под 60-е прошлого века. Во всяком случае, это безобидно… Так что Ульяновск, держись – эта мода придет и сюда через год. Уверен.
Артур Артёмов