Сохранить памятники архитектуры в Ульяновске могут лишь меценаты
На территории города Ульяновска – 309 объектов культурного наследия, только половина из них находится в реестре муниципальной собственности. Остальные – либо бесхозные, либо в частном владении. Впрочем, как частники, так и муниципалы оказываются не готовы должным образом содержать исторические здания – деньги нужны на дела более насущные. Как можно решить эту проблему, обсудили эксперты на заседании Общественной палаты.
В бюджете на 2013 год на сохранение объектов культурного наследия предусмотрено только пять миллионов рублей из запланированных ранее двадцати. Эта ситуация повторяется уже несколько лет подряд. В 2011 году не выделено ни рубля из запланированных почти шестидесяти двух миллионов, а в 2012-м постановлением администрации города объем финансирования был сокращен с 48,2 млн. до двух миллионов. Каждый раз бюджет пересматривали в пользу социальных программ.
Председатель комитета Ульяновской области по культурному наследию Шарпудин Хаутиев отчитался, что эти деньги были потрачены на техническое обследование памятников и изготовление проектно-сметной документации, на ремонты средств просто не хватило. На будущий год все же планируется потратить 2,89 миллиона на проведение ремонтных работ на Гончарова, 24. Остальные деньги опять уйдут лишь на составление смет.
Председатель Общественной палаты Нина Дергунова предположила, что эффективнее будет часть средств потратить на социальную рекламу, чтобы активизировать публичный сбор частных пожертвований на реставрацию исторических объектов, – первую очередь – бесхозных. Хаутиев отметил, что такая работа ведется пока только через сайт комитета и дополнительная реклама действительно нужна.
Что касается исторических зданий, которые имеют частных владельцев, то по закону ответственность за их сохранение лежит на собственниках. Возникают и парадоксальные ситуации: в старинном жилом доме на улице Радищева живет семья инвалидов, они отвечают перед комитетом по культурному наследию за состояние своего дома-памятника. То есть должны вовремя проводить ремонтные работы, подчас серьезные, дорогостоящие, на которые у семьи нет средств. Палка о двух концах: расходные статьи бюджета на сохранение культурного наследия сокращают в пользу социальных программ и в то же время вынуждены требовать собственников из особой социальной группы тратить деньги на ремонт архитектурного памятника. Законодательство в этой сфере противоречивое, подобные проблемы возникают часто, и пока неясно, как их решать.
Единственный вариант, который на сегодняшний день видят специалисты и общественники -искать спонсоров. Но на памятниках тяжело сделать бизнес, для всех памятников, нуждающихся в ремонте, инвесторов-меценатов найти почти невозможно. Продать бесхозные помещения, имеющие особый культурно-исторический статус, тоже сложно, ведь собственнику нельзя будет их перестраивать и придется вложить в ремонт огромные деньги. Но, как отметил Шарпудин Хаутиев, крайне важно, чтобы все памятники архитектуры жили: «Историческое место бесполезно, если его мумифицировать. Оно живо и дорого как память, только если там живут и работают люди и если к нему ходят туристы».
Екатерина Нейфельд