Ольга САВЕЛЬЕВА
В 142 километрах от Ульяновска у села Канадей стоит двухъярусная шатровая башня из ярко-красного кирпича. Ее видно издалека, с трассы.
Правда, оттуда не видно, как разрушается «по законам» времени и людского равнодушия уникальный памятник истории и культуры регионального значения конца XVII — начала XVIII веков.
Еще в начале 90-х «НГ» писала, что башне нужна помощь. В конце 70-х с с нее сорвало ураганом крест, он пропал. К началу 1990-х годов бесследно исчезли большие железные двери и оконная арматура, частично были разобраны кирпичные стены возле дверного и оконных проемов. К 2003 году в северо-восточной части башни обрушилась кирпичная кладка и образовался крупный проем. На других стенах появились трещины. Как насмешка висит на стене (вся в дырках!) мемориальная доска «Башня XVII в. охраняется государством как памятник архитектуры».
С 2008 года башню ежегодно обследовали сотрудники регионального комитета по культурному наследию. Выяснили, что памятник ничей, то есть на балансе ни у кого не состоит. Однако власти Николаевского района так и не поставили его на учет в муниципальную собственность.
Зачем лишние хлопоты из-за какой-то полуразрушенной башни?! Впрочем, ее даже полуразрушенной не назовешь. Башня — в аварийном состоянии. Минувшей осенью над северо-восточным проемом обрушилась значительная часть шатра вместе с вершиной. Не выдержали даже кованые конструкции, в течение трех столетий служившие каркасом здания.
Никаких документов о строительстве башни не обнаружено. Версий о ее происхождении немало. Может, это форт на Пензенско-Сызранской засечной черте. А может, часовня при Покровской церкви (ее разрушили в советское время). Или, как считал краевед Алексей Сытин, это часовня над братской могилой местных жителей и воинов, погибших в один из последних «ногайских приходов».
Ясно одно: загадка Кана-дейской башни останется навсегда неразгаданной, если в ближайшее время никто не возьмется за ее восстановление. Ориентировочная стоимость работ — 5 миллионов рублей…